Students of the University of Lyon use laptops to take notes in a classroom JEFF PACHOUD/AFP/Getty Images

Когда начнётся технологическая революция в высшем образовании?

КЕМБРИДЖ (США) – В начале 1990-х годов, на заре эры Интернета, казалось, что взрывной рост производительности в вузах уже вот-вот за поворотом. Но этот поворот мы до сих пор так и не увидели. Методы обучения в колледжах и университетах, гордящихся тем, что они рождают множество креативных идей, которые меняют всё остальное общество, по-прежнему эволюционируют со скоростью медленно движущихся ледников.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Да, конечно, презентации в PowerPoint пришли на смену доске с мелом, на «массовые открытые онлайн-курсы» нередко записываются по 100 тысяч человек (хотя количество реально занимающихся студентов обычно намного меньше), а методика «перевёрнутого класса» (flipped classrooms) заменяет выполнение домашней работы просмотром записанных лекций, в то время как на занятиях в классе обсуждаются упражнения домашней работы. Но учитывая центральную роль образования в повышении производительности, не следует ли сосредоточить усилия по оживлению закостеневшей экономики стран Запада на вопросе, как скорее преобразить высшее образование?

Можно понять причины медлительности перемен в начальной и средней школе, где существует масса препятствий социального и политического характера. А вот у колледжей и университетов намного больше возможностей для проведения экспериментов; более того, во многих смыслах это их raison d’être (фр. «смысл существования»).

Например, какой смысл в том, что сейчас каждый колледж в США проводит собственные, крайне индивидуальные лекции по базовым предметам, таким как введение в математический анализ, в экономику или в историю США, на которых в аудиториях зачастую присутствует по 500 студентов или даже больше? Иногда такие гигантские классы – это прекрасно, но любой, кто учился в колледже, скажет вам, что это не нормально.

Почему бы, как минимум в случае таких массовых вводных курсов, не дать возможность студентам всех колледжей смотреть высококачественные записи лекций лучших в мире профессоров и лекторов, ведь мы так поступаем с музыкой, спортом и развлечениями? Речь не идёт о сценарии «один размер для всех». Может существовать конкурентный рынок, как он уже существует для учебников, и, наверное, дюжина человек будет доминировать на значительной части этого рынка.

Кроме того, видеозаписи можно было бы использовать по модульному принципу: вуз может брать, например, один пакет для обучения в первой части курса, и совсем другой пакет – для обучения во второй части. Профессора смогут по-прежнему включать в курс живые лекции по излюбленным темам, но уже как удовольствие, а не скучную рутину.

Переход к видеозаписям лекций – это лишь один пример. Перспективы разработки специализированного программного обеспечения и приложений для развития высшего образования просто бесконечны. Уже сейчас проводятся отдельные эксперименты с использованием приложений, которые помогают понять индивидуальные проблемы и затруднения студентов и дают преподавателям возможность откликнуться на них наиболее конструктивным образом. Впрочем, до сих пор подобных инициатив крайне мало.

Может быть, перемены в высшем образовании происходят столь медленно потому, что обучение является глубоко межличностным процессом; из-за этого становятся очень важны люди, занимающиеся обучением. Но не означает ли это, что основную часть преподавательского времени лучше было бы посвящать не выступлению с лекциями, которые иногда оказываются на сто первом месте по качеству, а помощи студентам, привлекая их к активному обучению с помощью дискуссий и упражнений.

Да, за пределами зданий традиционных университетов можно увидеть весьма интересные инновации. Академия Хана создала подлинный клад лекций по самым разным темам, и она особенно сильна в преподавании базовой математики. Хотя её целевая аудитория – это продвинутые ученики выпускных классов школы, там есть много материалов, которые студенты вузов (и вообще любой человек) сочтут полезными.

Кроме того, есть несколько великолепных сайтов, в том числе Crash Course и Ted-Ed, которые содержат краткие видео для общего образования по огромному количеству тем – от философии и биологии до истории. Но хотя небольшое число инновационно-мыслящих профессоров пользуются подобными методами для радикального обновления своих курсов, им приходится сталкиваться с колоссальным сопротивлением остальных преподавателей, что приводит к снижению размеров рынка и затрудняет обоснование инвестиций, необходимых для ускорения перемен.

Давайте посмотрим правде в глаза: преподаватели вузов, как и любые другие группы населения, не желают, чтобы технологии лишили их рабочих мест. Но в отличие от большинства рабочих заводов и фабрик, у преподавателей университетов есть огромная власть над администрацией вузов. Любой ректор университета, который попытается с ними жёстко обойтись, скорее всего, потеряет свою работу намного раньше, чем кто-либо из преподавателей университета.

Конечно, со временем перемены неизбежно наступят, и когда это случится, потенциальный эффект для роста экономики и социального благосостояния будет гигантским. Трудно рассчитать точную цифру в деньгах, поскольку, как и многие вещи в современном мире технологий, финансовый эффект инвестиций в образование не полностью отражает достигаемый социальный эффект. Но даже самые консервативные оценки показывают, что потенциал огромен. В США на долю высшего образования приходится более 2,5% ВВП (примерно $500 млрд), и значительная часть этих средств тратится весьма неэффективно. Но реальная неэффективность – это не просто потраченные впустую деньги налогоплательщиков, а тот факт, что сегодняшняя молодёжь могла бы научиться намного большему, чем учится сейчас.

Университеты и колледжи – это основа будущего наших обществ. Но на фоне впечатляющего, не прекращающегося прогресса в сфере технологий и искусственного интеллекта, трудно понять, каким образом они смогут и дальше выполнять эту роль, если в ближайшие 20 лет они себя не изменят. Инновации в образовании радикально повлияют на занятость в вузах, но для рабочих мест в остальных сферах выгоды могут быть колоссальны. Если бы внутри этой башни из слоновой кости происходило больше перемен, тогда экономика за пределами этой башни могла бы стать более устойчивой при подобных переменах.

http://prosyn.org/CAMGjO5/ru;

Handpicked to read next