0

Налог на израильскую оккупацию

КАИР. Арабские интеллектуалы и политики часто обвиняют Европу в использовании финансовой щедрости для прикрытия своей политической слабости в арабо-израильском конфликте. Если Европа хочет, чтобы к ней относились серьёзно, как к мировому игроку, утверждают они, она должна также демонстрировать силу, давая деньги.

В глазах арабов европейские чиновники косвенно признают свою вину в этом, когда заявляют о сложной многосторонней политике Европы и о бюрократическом характере Европейского Союза. Арабских собеседников Европы это не впечатляет: они хотят, чтобы Европа перестала говорить как великая держава, а начала действовать как великая держава.

Но как раз желание ЕС выглядеть больше похожим на национальное государство увлекло его позицию относительно арабо-израильского конфликта в неверном направлении. Многие ошибочно посчитали, что неспособность Европы играть политическую роль в мирном урегулировании на Ближнем Востоке объясняется предубеждением европейцев против Израиля. Политические аналитики утверждали, что завоевание доверия Израиля являлось необходимым условием получения роли Европы в процессе мирного урегулирования. Ради данной цели не было жалко почти ничего: ни передачи технологий, ни интенсификации отношений, ни соглашений о сотрудничестве, и даже, по слухам, перспективы присоединения к ЕС.

Таким образом, европейская политика заключалась в одновременном обольщении Израиля и подкупе Палестинской автономии. Финансирование израильской оккупации Газа и Западного берега служило сразу обеим данным целям – за счёт нескольких миллиардов евро, взятых у европейских налогоплательщиков. Однако данная политика не принесла Европе ни признания, ни значимости. Палестинцы по-прежнему считали европейскую помощь незначительной, а израильтяне испытывали отвращение к Европе за «финансирование палестинского терроризма».