Tanzanian main opposition chief Tundu Lissu gestures from his wheelchair TONY KARUMBA/AFP/Getty Images

Антилиберальный уклон в Танзании

ЙОХАННЕСБУРГ – Во время недавнего телефонного разговора с хорошо знакомым журналистом и защитником прав человека в Танзании я услышала нехарактерное молчание в ответ на многие вопросы. Мой друг – смелая, решительная и обычно разговорчивая женщина. Но в этот раз политика оказалась слишком опасной темой, чтобы она могла её обсуждать. Журналисты в Танзании подвергаются угрозам, нападениям и похищениями, поэтому наш разговор ограничился светскими темами.

Танзания, одна из самых стабильных демократических стран Африки, медленно скатывается к авторитаризму. На протяжении уже многих месяцев президент Джон Магуфули преследует политических оппонентов и журналистов, а также закрывает СМИ. Хотя его действия подвергаются международной критике, Магуфули продолжает свой натиск на свободу слова и политические права. Танзанийцам затыкают рот, причём так, как никогда раньше, и в мире это должно вызывать серьёзное беспокойство.

Вплоть до недавнего времени танзанийцы считали, что их страна движется в совершенно противоположном направлении. После вступления в должность в конце 2015 года Магуфули представил реформаторскую программу, за которую его многие активно хвалили. В числе его инициатив – кампания по перенаправлению бюджетных средств на борьбу с холерой, а также аудит фондов оплаты труда с целью выявить «работников-призраков», то есть несуществующих госслужащих, которые каждый месяц выкачивали из бюджета страны около $2 млн. Частный сектор тоже не пощадили – горнорудные компании были обвинены в неуплате налогов. Между тем, антикоррупционная кампания Магуфули оказались настолько популярной, что многие танзанийцы стали считать своего президента воплощением моральных качеств; в социальных сетях стал вирусным хештег #WhatWouldMagufuliDo.

Но сегодня этот хештег превратился в насмешку. Запрещая протесты, закрывая СМИ, подавляя своих критиков, Магуфули показал танзанийцам, у которых никогда не было жёсткого лидера, что намерен идти по стопам тех многочисленных государственных руководителей, которые хорошо знакомы этому региону.

Атака Магуфули на свободу прессы вызывает особенное беспокойство. В июне 2017 года власти приказала прекратить на два года издание популярной газеты на языке суахили «Mawio». Это случилось после публикации статьи об уклонении от налогов местных горнорудных компаний. В статье упоминались бывшие президенты Танзании Бенджамин Мкапа и Джакайя Киквете, что, как утверждает правительство, нарушает «Закон о медиа-сервисах» 2016 года.

Затем, в январе этого года, пять популярных телестанций были оштрафованы за передачу в эфир заявления «Центра закона и прав человека», касавшееся возможных правовых нарушений в ходе местных выборов в прошлом году.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Подавив традиционные новостные организации, государство направило свой взгляд на онлайн-медиа. В марте Танзанийское управление по регулированию коммуникаций стало требовать от блогеров и электронных издателей регистрации в госорганах и оплаты специальной лицензии стоимостью $920. Кроме того, новый «Регламент электронных и почтовых коммуникаций (онлайн-контента)» требует от интернет-кафе установки камер видеонаблюдения, а от блогеров регулярной отчётности о посетителях своих сайтов и другие операционные данные. Любой, кто размещает контент, который признается «вызывающим раздражение, грозящим вредом или злом, подталкивающим или подстрекающим к преступлениям», ставящим под угрозу «национальную безопасность или здоровье и безопасность общества», может лишиться своей дорогостоящей лицензии.

Верховный суд Танзании принял временное постановление, которое блокирует этот новый регламент. Тем не менее, правительству всё равно удаётся добиться своего. Например, когда в середине июня влиятельный сайт разоблачительной информации Jamii Forums прекратил публикацию материалов, потому что они нарушали правила, другие блогеры добровольно последовали его примеру.

СМИ стали не единственной жертвой репрессий Магуфули; организации гражданского общества также подвергаются преследованиям. Например, в конце 2017 года правительство приступило к так называемой «проверке» НКО под предлогом обновления федеральной базы данных, хотя более вероятно то, что эта проверка призвана сократить число организаций, действующих вне правительственного контроля. Регистрация оказалась настолько дорогой и занимает так много времени, что многим организациям пришлось выбирать между закрытием и продолжением работы нелегально.

Правительства африканских стран присоединились к десяткам организаций гражданского общества, призвав Магуфули изменить курс. Но пока что атмосфера безнаказанности придаёт силы тем, кто стремится затыкать рот защитникам прав человека, журналистам и оппозиционным лидерам. В апреле попытки организации антиправительственных протестов были встречены официальными угрозами и запугиванием. Один из полицейских чинов даже предупредил, что любой, кто проигнорирует правительственный запрет на демонстрации, будет «избит как бродячая собака».

Подобные угрозы звучат на фоне всплеска политического насилия. Например, в сентябре 2017 года Тунду Лиссу, яростный критик правительства, был ранен во время неудавшейся попытки покушения. Два месяца спустя был похищен Азори Гванда, журналист-фрилансер, опубликовавший несколько статей об убийствах местных чиновников и полицейских; он не найден до сих пор. А в феврале преступники, размахивая мачете, убили оппозиционного политика Годфри Луену рядом с его домом.

Почему Магуфули и его сторонники так сильно стремятся подавить несогласие? Некоторые аналитики считают, что президент пытается укрепить власть правящей партии Чама Ча Мапиндузи. Другие утверждают, что антикоррупционная кампания Магуфули толкнула элиту этой партии в руки оппозиции, и что его политическое выживание теперь зависит от устранения исходящей от них угрозы.

Какими бы ни были причины, нет оправдания для санкционированной правительством атаки на свободу слова, собраний и союзов. Два года назад Магуфули, которого называют «Бульдозером», вступил в должность, пообещав покончить со взяточничеством и навести порядок в государственных расходах. Эти цели могут быть благородны, но они померкнут, если он будет продолжать свою кампанию против тех, кто доверил ему свои надежды.

http://prosyn.org/ceJQY2e/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.