0

Бери евро и беги

Для восьми бывших коммунистических стран, которые Европейский Союз обещает принять в 2004 г., вступление в его Экономический и Денежный Союз (ЭДС) сопровождается принятием на себя определенного обязательства. В отличие от Соединенного Королевства или Дании, новые члены не могут уклониться от введения евро. Они могут только контролировать, когда его ввести, что в принципе может произойти уже через два года после вступления в ЕС.

Очевидно то, что подписание Договора в Маастричте с его жестким давлением на финансовую и денежную политику, а также политику заработных плат является гораздо более важным шагом, чем простое экономическое решение. Но в конечном счете, убежденность - или ее отсутствие - в том, что вступление в ЭДС принесет огромную экономическую пользу, является той силой, которая, вероятно, управляет принятием решений о том, стоит ли вводить евро как можно скорее.

В основе ЭДС лежит идея, выдвинутая впервые лауреатом Нобелевской премии Робертом Мунделлом о том, что цена и преимущества денежной интеграции зависят от того, владеют ли страны совместной определенной собственностью. Группа стран, которая отличается экономической открытостью, торговой и финансовой рыночной интеграцией, похожими экономическими структурами, гибкостью цен и заработных плат, подвижностью труда и другими факторами производительности может, по его мнению, сформировать оптимальную валютную зону (ОВЗ).

Владеют ли бывшие коммунистические страны кандидаты совместной собственностью ОВЗ, необходимой для удачного членства в ЭДС? Степень их экономической открытости, измеренная долей экспорта и импорта в их ВНП, является такой же высокой, как и у существующих членов ЭДС. Это очень важно, т.к. чем более открытой является экономика, тем больше цены на товары, торговля которыми осуществляется между различными государствами, определяют внутреннюю инфляцию, уменьшая тем самым необходимость независимой политики курса обмена влиять на относительные цены и конкурентоспособность.