0

Покончить с малярией

ДЖЕДДА – Малярия уже давно является одним из основных смертельных заболеваний нашего века. По данным Всемирной организации здравоохранения, под угрозой находится половина населения планеты. Но примерно 90% случаев заболевания малярией и 92% случаев смерти от малярии происходят лишь в одном регионе: в Африке к югу от Сахары.

В Европе и Северной Америке малярии нет вообще. Но дети в Африке к югу от Сахары зачастую еще до пяти лет переживают несколько приступов этой болезни. На возраст до пяти лет приходится и 70% смертей, связанных с малярией. Беременным женщинам, заразившимся этой болезнью, угрожают серьезные проблемы со здоровьем.

Хорошая новость заключается в том, что борьба с малярией в последнее время набрала обороты, при этом заболеваемость в большинстве мест постоянно снижается, а смертность упала с 2010 года на 29%. Такой прогресс отчасти вызван нововведениями, в том числе новыми методами экспресс-диагностики, дающими результат в считанные минуты, повышением доступности и снижением стоимости противомалярийных препаратов, а также более широким использованием противомоскитных сеток, обработанных инсектицидами длительного действия (LLIN). Помогло и привлечение к делу широкой общественности, выступления популярных музыкантов, СМИ и религиозных лидеров в пользу более решительных мер против малярии.

Сенегал – одна из стран, лидирующих по снижению заболеваемости. Почти 86% населения в настоящее время пользуются LLIN, и у большинства людей есть возможность пройти быструю диагностику, а также получить комбинированную терапию на основе артемизинина, которая предоставляется бесплатно правительством и спонсорами. Работники общественного здравоохранения, организованные в рамках эффективной национальной программы под руководством министром здравоохранения страны Авы Мари Кол-Сек, сыграли решающую роль в этих достижениях.

Результаты впечатляют. В 2001 году почти 36% амбулаторных посещений врача в Сенегале были связаны с малярией. Согласно Национальной программе борьбы с малярией (NMCP), в прошлом году этот показатель составил всего 3,3%. За тот же период смертность от малярии снизилась с почти 30% до чуть более 2%. Центры по контролю заболеваемости, расположенные в США, сообщают, что с 2008 по 2010 год число детей в возрасте до пяти лет, инфицированных малярией, сократилось на 50%.

Сенегал надеется к 2020 году добиться предварительной ликвидации болезни (что, по определению NMCP, означает менее пяти случаев на 1000 человек в год), а к 2030 году – подтверждения ВОЗ о полном искоренении малярии в стране. Но достичь этого будет непросто. Сенегалу потребуются дополнительные ресурсы, больше решимости со стороны правительства, более активная поддержка со стороны партнеров по развитию и более активное участие общества.

В таком контексте к борьбе Сенегала против малярии присоединился Фонд жизни и жизнеобеспечения (LLF) – грантовая программа, запущенная Исламским банком развития (ИБР) и Фондом Билла и Мелинды Гейтс. LLF объединил 500 миллионов долларов от спонсоров, – в том числе Центра гуманитарной помощи и содействия им. короля Салмана (Саудовская Аравия), Катарского фонда развития, Фонда развития Абу-Даби и Фонда исламской солидарности в целях развития (ISFD), – с 2 миллиардами долларов от ИБР для финансирования проектов в области здравоохранения, сельского хозяйства и сельской инфраструктуры. Программа LLF, проводимая под эгидой ИБР, является самой крупной ближневосточной инициативой такого рода, целью которой является увеличение ресурсов для развития в 30 наименее развитых и имеющих наименьший средний доход странах мусульманского мира.

Одним из первых проектов LLF станет проект по предварительной ликвидации малярии в Сенегале стоимостью 32 миллиона долларов. Управляющий орган LLF, Комитет влияния (временным членом которого от ISFD я являюсь), одобрил первый транш в сентябре прошлого года. Сенегальское правительство в феврале официально согласилось с проектом ‑ расширенной версией уже успешно действующей NMCP. В результате 25 районов в пяти регионах Сенегала будут получать помощь по предварительной ликвидации малярии, что прямо или косвенно принесет пользу почти четырем миллионам человек (около 25% от общей численности населения Сенегала).

Недавно я побывал в Сенегале, чтобы оценить, как продвигается проект. Вместе с другими членами Комитета влияния я встретился с Кол-Сек и другими национальными лидерами, которые подтвердили важность проекта. Самой волнующей частью поездки был наш визит в медицинский пункт Дегго в пригороде Дакара, где медицинские работники и общественные добровольцы рассказали нам о своей непрекращающейся борьбе с этим заболеванием. По окончании этой встречи мы были уверены в том, что у сотрудников проекта есть как нужные профессиональные навыки, так и необходимая для успеха целеустремленность.

Капиталовложения в борьбу с малярией, наподобие тех, которые делает LLF, являются одними из самых экономически эффективных мер в области здравоохранения, приносящими социально-экономическую пользу во многих отношениях. Здоровый ребенок с большей вероятностью посещает школу, что приводит к улучшению результатов обучения, а здоровый взрослый может получать стабильный доход, что приводит к уменьшению количества бедных и голодных. Здоровые рабочие более производительны, благодаря чему увеличивается объем производства. Общество, в котором нет малярии, может расходовать бюджет здравоохранения на борьбу с другими бедствиями, например с неинфекционными или запущенными тропическими болезнями.

Прогресс в борьбе с малярией будет означать прогресс по достижению нескольких Целей в области устойчивого развития (цели Организации Объединенных Наций, с которыми согласились мировые лидеры в 2015 году), от искоренения нищеты до предотвращения смертности детей в возрасте до пяти лет. Если мы хотим победить в этой битве, нужно вкладывать в нее больше средств из таких фондов, как LLF, особенно в странах Африки к югу от Сахары.