8

Ловушки популизма твёрдой руки

ЛОНДОН – Как показал 2016-й год, либеральную демократию больше нельзя считать чем-то незыблемым, даже на Западе. Более того, во многих западных странах доверие общества к демократии снижается и уже достаточно долгое время (это следует из данных «Всемирного опроса о ценностях», которые проанализировал политолог Гарвардского университета Яша Монк).

Чем объяснить эту тенденцию? Из политических потрясений 2016 года можно сделать вывод, что многие люди разочарованы демократическим бездействием. Медленный рост доходов, безработица, неравенство, иммиграция, терроризм – власти, как кажется, не занимаются всеми этим проблемами достаточно решительно. Политический истеблишмент демократических стран, похоже, оказался в состоянии перманентного ступора, что повышает спрос избирателей на сильных лидеров, обещающих вырваться из политического тупика и сломить сопротивление бюрократов смелой, новой политике.

Подобных лидеров (утверждающих, что они в одиночку могут решить проблемы своих стран) часто ищут – и находят – в корпоративном мире. Многие относятся к успешным руководителям компаний как к людям, способным достичь чётко обозначенных целей, поэтому они делают вывод, что бизнесмен способен решить социальные проблемы, которые политику не по силам.

Однако это заблуждение, потому что политическое лидерство фундаментально отличается от корпоративного. На языке экономистов речь идёт разнице между анализом общего и частичного равновесия. Корпоративные лидеры должны работать на своих акционеров, их не должно слишком сильно беспокоить всё, что происходит с остальным обществом. Если максимизация прибыли требует сокращения затрат и персонала, корпоративный лидер может ликвидировать рабочие места, выплатив лишним работникам выходное пособие. Что происходит с этими работниками дальше – забота кого-то другого, а точнее говоря, государства.