0

Остановить войну против детей

ЛОНДОН – Ровно двадцать лет назад бывший министр образования Мозамбика Граса Машел представила Генеральной Ассамблее ООН доклад, в котором подробно описывалось влияние вооружённых конфликтов на детей. Задокументировав в докладе систематические, целенаправленные атаки на детей, в том числе убийства, изнасилования, принуждение к участию в вооружённых группировках, Машел сделала вывод: «Это территория, где отсутствуют самые элементарные человеческие ценности... Мало есть таких глубин, куда бы ещё могло столь низко пасть человечество».

Машел ошибалась. Поколение спустя человечество погрузилось в ещё большие глубины безнравственности. Дети, которые живут в зонах конфликтов, становятся объектами насилия в беспрецедентных масштабах, а тщательно продуманная система соглашений ООН в области прав человека, которая призвана их защищать, безнаказанно нарушается.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

К 20-летнему юбилею доклада Машел международному сообществу необходимо подвести, наконец, черту и прекратить войну против детей.

Эта война имеет множество форм. В некоторых случаях дети становятся основной мишенью. Изнасилования, принуждение к браку, порабощение и похищения стали стандартной тактикой для таких группировок, как Исламское государство в Ираке и Сирии, Боко Харам в северной Нигерии, а также для их единомышленников в Афганистане, Пакистане и Сомали. Убийство детей за то, что они ходят в школу, воспринимается ими как легитимная военная стратегия.

В других случаях дети становятся жертвой атак как государственных, так и негосударственных структур. После начала конфликта в Южном Судана в 2013 году правительственные и повстанческие войска убивают и насилуют детей, заставляют их участвовать в вооружённых группировках. Эти действия были настолько брутальными, систематическими и повсеместными, что представляется в высшей степени вероятным их проведение с политического одобрения на самом высоком уровне. И действительно, согласно опубликованному в этом году докладу Совета по правам человека ООН, правительственные войска Южного Судана были серьёзно замешаны в этих событиях, чем, видимо, и объясняется тот факт, что никто до сих пор не понёс ответственности за убийство 130 детей в штате Вахда (Юнити) в мае 2015 года.

Дети также попадают в категорию сопутствующего ущерба из-за безжалостной эрозии права и норм, призванных обеспечивать защиту гражданских лиц в зонах конфликтов. В Сирии дети, живущие в Алеппо, Хомсе и других городах, подвергаются ковровым бомбардировкам и газовым атакам со стороны правительственных войск, открыто нарушающих международное право. Принцип неприкосновенности школ и больниц стал пустым звуком: более 25% всех школ в Сирии разрушены или были вынуждены закрыться.

Политическое руководство Саудовской Аравии явно считает Женевскую конвенцию – этот правовой фундамент защиты гражданских лиц – не имеющим никакого значения документом. В августе саудовский авиаудар, нанесённый по предместью города Саада в Йемене, попал в школу, где погибли десять детей. Это лишь один из эпизодов более широкой тенденции – постоянные атаки на школы, больницы и рынки. За последние 12 месяцев возглавляемая Саудовской Аравией коалиция в Йемене разбомбила уже четыре госпиталя неправительственной организации «Врачи без границ».

Как же далека эта нынешняя волна насилия против детей от того, что предлагала Машел два десятка лет назад. Следуя её рекомендациям, в 1997 году Генеральная Ассамблея учредила пост специального представителя по вопросам детей и вооружённых конфликтов с целью выявлять и сообщать генеральному секретарю и Совету Безопасности о тех сторонах в конфликтах, которые несут ответственность за регулярные, вопиющие нарушения прав детей.

Спецпредставитель ведёт мониторинг шести видов нарушений прав детей: убийства и увечья, сексуальное насилие, вербовка в армию, атаки на школы и больницы, похищения, отказ в доступе к гуманитарной помощи. Всё это запрещено международным правом, в том числе Женевской конвенцией 1949 года (которая требует, чтобы стороны конфликта защищали гражданских лиц и обеспечивали доступ к гуманитарной помощи) и Конвенцией о правах ребёнка – международным документом, касающимся прав человека, который ратифицировало самое большое количество стран мира. В этой конвенции содержится исчерпывающий список прав детей.

Насилие в отношении детей продолжается не из-за правового дефицита, а из-за кризиса в соблюдении действующих правовых норм, кризиса комплаенса, как точно выразилась Ева Свобода из британского Института развития зарубежных стран (ODI). Международное сообщество оказалось не способно соблюдать законы, нормы и правила, которые формируют цивилизованные стандарты. Если говорить прямо, убийство, нанесение увечий и терроризирование детей превратилось в совершенно безнаказанное занятие.

Этот кризис берёт начало на вершине системы ООН и оттуда распространяется вниз – к Совету Безопасности, к Генеральной Ассамблее, к правительствам стран-членов ООН.

Возьмём, к примеру, саудовскую операцию в Йемене. В этом году Саудовская Аравия была включена в «чёрный список» генерального секретаря ООН за бомбардировку йеменских гражданских объектов и убийство детей. Однако вскоре она была исключена из этого списка, что стало следствием интенсивного лоббистского давления со стороны саудовского правительства и его американских и европейских союзников, поставляющих Саудовской Аравии оружие. Какими бы ни были намерения этих союзников, поданный ими сигнал совершенно ясен: защита прибыльных сделок по продаже оружия важнее защиты прав детей.

Бесконечная работа над отчётами о нарушениях прав детей грозит превратиться в фарс. Хотя канцелярия спецпредставителя проделала отличную работу, выявив многочисленные случаи атак на детей (а в некоторых случаях проведя переговоры об освобождении детей-солдат), наказание далеко не соответствует совершённым преступлениям.

В этом месяце мировые лидеры собираются в Нью-Йорке на 71-ю сессию Генеральной Ассамблеи. Это хорошая возможность подтвердить те ценности, которые лежат в основе документов ООН в сфере защиты прав человека. Единственный способ покончить с безнаказанностью за гнусные преступления против детей – добиться установления настоящей ответственности и отдать преступников под суд.

Fake news or real views Learn More

Как минимум, институты, подобные Международному уголовному суду в Гааге и Африканскому суду по правам человека и народов, должны гораздо теснее сотрудничать со спецпредставителем ООН. Впрочем, масштабы этой проблемы так велики, а культура безнаказанности уже настолько глубоко укоренилась, что могут потребоваться и более решительные инициативы. На фоне недееспособности существующих институтов, возможно, настало время создать новый институт – Международный уголовный суд для защиты детей, наделённый полномочиями возбуждать и расследовать дела в отношении представителей государственных и негосударственных структур за военные преступления против детей.

Мы все коллективно позволили международным нормам в сфере прав человека стать бесполезным бумажным тигром. Но если есть какая-то причина, которая позволит поднять на общее дело разобщённый мир, то это, конечно, защита детей в зоне военных конфликтов.