6

Смогут ли американские штаты исправить ошибки Трампа?

ВЕНИС – Президент США Дональд Трамп при поддержке контролируемого республиканцами Конгресса разрушает многие фундаментальные ценности, которые так дороги американцам. Он поставил под угрозу их доступ к медицинским услугам своими попытками отменить закон «О доступной медицине» 2010 года (Obamacare). Его проект бюджета предусматривает значительное сокращение расходов на всё подряд, начиная с программ раннего детского образования и заканчивая талонами на бесплатное продовольствие и медицинскими исследованиями. Его план налоговой реформы, в частности резкое снижение максимальной ставки подоходного налога для владельцев бизнеса, вызовет новую волну перераспределения доходов в пользу богатых.

Принятое им недавно ошибочное решение выйти из Парижского соглашения о климате ухудшает глобальные позиции Америки. Более того, он поставил под угрозу здоровье и благосостояние всей планеты.

Всё это заставляет вспомнить, что США являются федеральной системой, а не унитарным государством со всемогущим центральным правительством (как, например, Франция). Данная система закреплена в Десятой поправке к Конституции США, которая гласит, что все властные полномочия, которые не переданы напрямую федеральному правительству, принадлежат штатам.

Традиционно этим правом пользовались южные штаты, стремившиеся защитить рабовладение, а затем, в течение почти столетия, законы Джима Кроу, то есть законы о расовой сегрегации, от вмешательства федерального правительства. Это позволяло владельцам бизнеса и фермерам из южных штатов сохранять контроль над чернокожими работниками. Позднее социально консервативные штаты ссылались на Десятую поправку, чтобы не допустить принятия прогрессивного законодательства и вообще расширения полномочий федерального правительства.

А сейчас эти роли поменялись. Смогут ли американцы, недовольные сокращением социальных программ и отменой прогрессивного федерального законодательства, воспользоваться правами штатов, чтобы противодействовать данным тенденциям?

Взять, например, экологическую политику. В Калифорнии приняты собственные, сравнительно строгие нормы автомобильных выхлопов. Ещё 14 штатов также перешли на эти нормы, которые в итоге охватывают сейчас 40% населения США. Автопроизводители не могут себе позволить выпуск двух разных видов автомобилей, которые соответствовали бы строгим и мягким нормам выхлопов. В результате, Калифорния вполне может диктовать нормы выхлопов для всей страны.

Кроме того, можно вообразить, что Калифорния подпишет добровольные климатические соглашения с Китаем и другими странами ради восстановления культуры контроля и подотчётности, зафиксированной в Парижском соглашении. Калифорнийская программа ограничений выбросов углекислого газа и торговли квотами на эти выбросы (cap-and-trade) стала моделью, которую китайские чиновники используют сейчас для разработки собственной аналогичной программы. Стоит также вспомнить, что у Калифорнии шестая по размерам экономика мира, благодаря чему она может стать достойным партнёром экологически сознательных стран.

Но дальше начинаются трудности. Сенат штата Калифорния только что принял закон о создании единой, доступной всем гражданам системы здравоохранения, но в нём не говорится, как она будет финансироваться. Один из вариантов – введение налога на фонды оплаты труда в размере 15%. Другой вариант – направить доллары, выделяемые федеральным правительством на программу Medicare, в эту систему. Однако неясно, являются ли такие подходы политически реализуемыми.

Как и жители других «синих» (то есть демократических) штатов, калифорнийцы явно поддерживают увеличение расходов на образование и социальные службы. Проблема в том, что у них уже сейчас едва ли не самый высокий в стране уровень налогов на личные и корпоративные доходы. Различные организации, например Howard Jarvis Taxpayers Association, предупреждают, что новое повышение налогов может привести к массовому исходу бизнеса и исчезновению рабочих мест.

Двое моих коллег по университету Беркли, Эммануэль Саес и Габриэль Зукман, предложили двойное решение данной проблемы. Во-первых, обложить налогом глобальные прибыли компаний, исходя из доли их продаж в Калифорнии. Во-вторых, ввести умеренный налог на богатство в размере 1% для тех жителей штата, у которых стоимость активов превышает $20 млн. Критики начнут пугать «утечкой мозгов», но мы правда думаем, что налог в размере 1% заставит, скажем, венчурного капиталиста Питера Тиля собрать вещи и переехать в Новую Зеландию?

Есть два сценария (одни с благоприятным отношением федеральных властей, а второй – мстительным) будущего «прогрессивного федерализма», как его называет ещё одна моя коллега по Беркли, Лора Тайсон.

В благоприятном сценарии люди будут выбрать для себя тот или иной штат, исходя из личных предпочтений – большая или маленькая роль государства, частные или государственные поставщики услуг, международная кооперация или изоляция. Мик Малвейни, глава бюджетного комитета Белого дома, сам к этому призывает: «Если вы хотите жить в штате, который требует обязательного покрытия расходов на материнство для всех, в том числе для 60-летних женщин, прекрасно», а если нет, «тогда вы можете подумать о том, как сменить штат, в котором вы живёте» или же поменять «парламент штата и его законы». «Почему мы должны обращаться к федеральному правительству для решения наших локальных проблем?» – говорит Малвейни.

Напротив, в сценарии возмездия Трамп и Конгресс будут стремиться ограничить права прогрессивных штатов. Они могут запретить использование фондов Medicare в системе всеобщего здравоохранения. Они могут отказаться продлить лицензию, позволяющую Калифорнии вводить собственные, более строгие стандарты выхлопов, не соответствующую нормам регулирования Агентства по охране окружающей среды США.

Они могут сослаться на пункт Конституции о регулировании торговли, пытаясь не допустить подписания штатами климатических соглашений с зарубежными странами. Они могут отменить федеральные вычеты по налогам штата, чтобы повысить издержки финансирования местных программ. Они могут свернуть федеральную поддержку государственных услуг в тех городах и штатах, которые предоставляют убежище и помогают иммигрантам.

Мы, американцы, скоро узнаем, в каких Соединённых Штатах мы сейчас живём, великодушных или мстительных.