2

Возрождение Шри-Ланки

КОЛОМБО – Шри-Ланку заслуженно хвалят за тот прогресс, которого здесь достигли после окончания войны против сепаратистского движения «Тамильских тигров» в 2009 году. Экономика растет в среднем на 6,7% в год; статистика образования и здравоохранения впечатляет.

Хотя все развивающиеся страны сталкиваются с мириадами проблем, они особенно остро ощущаются в стране, пострадавшей от интенсивной 30-летней гражданской войны. Правительству придётся выбирать приоритеты, но для успеха нужен комплексный подход.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Причинами таких войн, как борьба с «Тамильскими тиграми», обычно является социальное и экономическое недовольство, вызванное, например, реальной или ощущаемой дискриминацией, а также неспособностью властей адекватно справиться с проблемой неравенства доходов и богатства. Тем самым, Шри-Ланке (или, если брать другой пример, Колумбии, где всё более вероятным выглядит заключение мира с партизанами FARC) требуется не просто единовременное восстановление справедливости. Ей требуется полномасштабная интеграция в экономическую жизнь страны недовольного меньшинства Шри-Ланки – тамилов.

Рынки самостоятельно не смогут решить эту проблему. Шри-Ланке потребуются сбалансированные программы позитивной дискриминации, направленные на устранение различных аспектов экономического неравенства и учитывающие неравенство внутри тамильского населения. Не будет ничего хорошего, если оказать помощь только множеству богатых тамилов Шри-Ланки, оставляя при этом бедное тамильское население из низших каст далеко позади.

Экономическая интеграция северного тамильского региона потребует крупных государственных инвестиций в инфраструктуру, образование, технологии и многое другое. Более того, такие инвестиции нужны всей стране. Тем не менее, уровень налоговых доходов равен здесь всего лишь 11,6% ВВП, это примерно треть аналогичного показателя в Бразилии.

Как и многие другие развивающиеся страны, Шри-Ланка просто пожинала плоды высоких цен на сырьё в последние годы (на долю чая и каучука приходится 22% экспорта страны). Шри-Ланке надо было использовать этот сырьевой бум, чтобы диверсифицировать экспортную базу, но предыдущая администрация Махинды Раджапаксе этого не сделала. На фоне снижения экспортных цен и вероятного сокращения потока туристов из-за мирового экономического спада перед страной замаячила угроза кризиса платёжного баланса.

Одни предлагают, чтобы Шри-Ланка обратилась к Международному валютному фонду, пообещав сокращение госрасходов. Такой шаг будет крайне непопулярен. Слишком многие страны потеряли свой экономический суверенитет в рамках программ МВФ. Кроме того, МВФ несомненно будет говорить чи��овникам Шри-Ланки не о том, что они тратят слишком много денег, а том, что они собирают слишком мало налогов.

К счастью, есть множество налогов, которые власти могут ввести, одновременно повысив эффективность, экономический рост и уровень равенства. На Шри-Ланке в избытке солнца и ветра; углеродный налог позволил бы получить значительные доходы, повысить совокупный спрос, начать движение страны к зелёной экономике, а также улучшить платёжный баланс. Прогрессивный налог на недвижимость способствовал бы перенаправлению значительных ресурсов в производительные инвестиции, одновременно сокращая неравенство и (опять же) существенно повышая доходы. Налог на предметы роскоши (большая часть которых импортируется) послужил бы тем же целям.

Другие, ссылаясь на неадекватный приток прямых иностранных инвестиций (несмотря на заметное улучшение делового климата), говорят о необходимости снижения корпоративных налогов. Однако такие налоговые уступки являются сравнительно неэффективными с точки зрения стимулирования долгосрочных инвестиций, необходимых Шри-Ланке, поэтому данный шаг приведёт лишь к бессмысленному опустошению и так уже слабой налоговой базы.

Ещё одна часто предлагаемая стратегия – частно-государственные партнёрства. И она может оказаться не столь выгодной, как её рекламируют. Подобные партнёрства обычно приводят к тому, что правительство берёт на себя все риски, а частный сектор забирает всю прибыль. Кроме того, частный сектор может (а часто так и делает) отказаться от выполнения своих обязательств по контракту (объявив банкротство) или заставить пересмотреть условия контракта под угрозой отказа от его выполнения, в то время как правительства не могут так поступить, особенно если речь идёт о международных инвестиционных соглашениях.

Стратегии развития в XXI веке должны быть другими. Они должны опираться на обучение – надо учиться производить, учиться экспортировать, и наконец, учиться непрерывно учиться. И здесь можно совершить скачок. В случае Шри-Ланки выгоды (не считая прямой занятости), которые можно получить от низкоквалифицированных стадий производства, например одежды, ограничены. Учитывая уровень образования в стране, Шри-Ланка могла бы сразу двинуться в сторону технологически более продвинутых секторов, в сектор высокопродуктивного органического фермерства и в сектор дорогого туризма.

Fake news or real views Learn More

Однако для успеха на этих направлениях Шри-Ланке понадобится качественная экологическая политика на территории всего острова. А для этого нужно разумное городское планирование. Шри-Ланке повезло: сейчас здесь низкий уровень урбанизации, но ситуация, скорее всего, изменится в ближайшие два десятилетия. Тем самым, у страны имеется шанс создать образцовые города, основанные на адекватном обеспечении общественных услуг, с надёжным городским транспортом, а также учитывающие изменение климата и затраты на CO2.

Красивая страна, идеально расположенная в Индийском океане, Шри-Ланка хорошо позиционирована, чтобы стать экономическим центром всего региона – финансовым центром и тихой гаванью для инвестиций в этой геополитически турбулентной части мира. Однако этого не случится, если слишком активно опираться на рыночные механизмы или недостаточно инвестировать в общественные блага. К счастью, благодаря наступившему миру и возникновению представительных политических институтов, у Шри-Ланки сегодня появилась уникальная возможность принять верные решения.