18

Верховенство закона для суверенных долгов

НЬЮ-ЙОРК – Правительствам иногда приходится реструктурировать свои долги. В противном случае под угрозой может оказаться экономическая и политическая стабильности их стран. Однако при урегулировании суверенных дефолтов не соблюдаются принципы верховенства закона, поэтому миру подобные реструктуризации обходятся дороже, чем следовало бы. В результате рынок суверенных долгов работает плохо, на нем происходят ненужные споры, а возникающие проблемы решаются с дорогостоящими задержками.

Примеры этого мы видим постоянно. В Аргентине сражение правительства с маленькой группой «инвесторов» (так называемых «фондов-стервятников») поставило под угрозу всю реструктуризацию долга, которая была согласована, причем добровольно, подавляющим большинством кредиторов страны. В Греции большая часть ресурсов, экстренно выделенных в рамках программы «помощи», досталась нынешним кредиторам, в то время как правительство в принудительном порядке проводило политику сокращения госрасходов, что способствовало падению ВВП на 25% и ухудшению качества жизни населения. В Украине проблемы с государственным долгом потенциально могут привести к масштабным политическим последствиям.

Тем самым, вопрос о том, как надо проводить реструктуризацию суверенного долга, то есть сокращать ег�� до устойчивого уровня, стал острым, как никогда. Действующая система слишком полагается на рыночные силы. Споры обычно разрешаются не на основе правил, гарантирующих справедливость решения, а во время торгов между неравными партнерами: богатые и могущественные, как правило, навязывают свою волю всем остальным. Результаты обычно не только несправедливы, но и неэффективны.

Те, кто уверен, что данная система работает хорошо, называют случаи, подобные аргентинскому, единичными исключениями. Они заявляют, что система почти всегда работает хорошо. И они, конечно, имеют в виду, что слабые страны обычно подчиняются. Но какой ценой для граждан этих стран? Насколько эффективны подобные реструктуризации? Удается ли стране сделать долг устойчивым? Поскольку защитники статус-кво не задаются подобными вопросами, мы видим слишком часто, как один долговой кризис сменяется другим.