4

Ползущий протекционизм

ВАШИНГТОН – Перспективы роста мировой торговли в 2016 и 2017 годах были снова понижены. Всемирная торговая организация (ВТО) в настоящее время ожидает в этом году самых медленных темпов роста мировой торговли со времен глобального экономического спада 2008 года. Что же происходит?

И это не просто функция восстановления анемичной мировой экономики. В конце концов, рост торговли, как правило, опережает рост ВВП; в годы, предшествовавшие мировому финансовому кризису 2008 года, средний показатель роста торговли был вдвое больше, чем у производства. Однако отношение роста торговли к росту ВВП снижалось с 2012 года, и эта тенденция в итоге привела к результатам этого года: впервые за последние 15 лет рост ВВП опередил рост торговли.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Этот разворот частично вызван структурными факторами, в том числе плато в расширении глобальных производственно-сбытовых цепочек и поворотным моментом в процессе структурной трансформации в Китае и других передовых рубежах роста. Растущая доля сферы услуг в ВВП стран, вероятно, предполагает дальнейшее понижающее давление на торговые потоки, учитывая меньшую взаимосвязь услуг с торговлей в сравнении с производством промышленных товаров.

Однако не все мины, подрывающие торговлю, являются настолько долгосрочными. Свое влияние также оказали связанные с кризисом, временные и потенциально обратимые факторы. Например, экономические трудности, которые после 2008 года встали на пути многих стран еврозоны, традиционно составлявших значительную долю мировой торговли, отрицательно подействовали на показатели потребления, трудоустройства и многое другое. Слабое восстановление инвестиций в основной капитал в странах с развитой экономикой также подорвало торговлю, поскольку товары инвестиционного спроса предполагают бóльшие объемы трансграничного обмена, чем товары массового спроса.

Однако наиболее рискованным фактором, пожалуй, является растущая политическая реакция против свободной торговли, которая находит свое отражение в отсутствии прогресса в последних раундах переговоров по либерализации торговли и в применении протекционистских нетарифных торговых барьеров. И хотя такой ползучий протекционизм пока не оказал значительного количественного влияния на т��рговлю, его появление стало основным источником беспокойства на фоне роста антиглобалистских настроений в странах с развитой экономикой.

Сегодняшняя порка для экономики является примером того, что происходит, когда экономические проблемы – включая стагнацию медианных доходов, а также высокий уровень безработицы в некоторых странах – превращаются в политические. Расценивая экономическую неудовлетворенность в качестве возможности заручиться поддержкой избирателей, некоторые хитрые политики, особенно в странах с развитой экономикой, указывали на туманные, создающие угрозу силы «глобализации». Согласно их утверждениям, иммиграция и торговля являются основной причиной отсутствия экономической безопасности граждан.

Наиболее ярким примером является нынешняя президентская кампания в Соединенных Штатах, в которой акцент на торговле достиг небывалых высот за всю новейшую историю страны. В сложной политической обстановке и Хилари Клинтон, и Дональд Трамп предлагают торговую политику, которая отходит от давней традиции американской либерализации – с потенциально тяжелыми экономическими последствиями.

Клинтон, кандидат Демократической партии, в настоящее время выступает против Транс-Тихоокеанского Партнерства (TPP), торгового соглашения, о котором администрация президента Обамы вела переговоры с 11 другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона и которое в настоящий момент ожидает своей ратификации Конгрессом США. Она также выступает против придания «статуса страны с рыночной экономикой» Китаю, поскольку это затруднит внесение на рассмотрение направленных против него антидемпинговых вопросов. И она выступает за введение компенсационных пошлин на товары из стран, которые расцениваются в качестве манипуляторов обменного курса.

Трамп, находящийся в лагере сторонников протекционизма, завел эти идеи гораздо дальше. Как и Клинтон, он выступает против TPP и поддерживает компенсационные пошлины для валютных манипуляторов. Однако он также особенно пренебрежительно относится к Мексике и Китаю, поскольку призывал к введению карательных тарифов со стороны США для этих стран. Более того, он обещает пересмотреть и, возможно, даже отменить существующие торговые соглашения, намекая на возможность выхода Соединенных Штатов из ВТО.

Предложенные Клинтон меры привели бы США к потере некоторых выгод от торговли с последствиями для мировой экономики. Однако этот ущерб вряд ли можно сравнить с тем, который был бы вызван реализацией предложений Трампа. В конце концов, протекционистские меры США почти наверняка вызовут ответные действия со стороны их партнеров, возможно даже приведут к началу торговых войн, что усугубило бы экономические страдания для всех.

Fake news or real views Learn More

Как отметил Институт Международной экономики Петерсона в прошлом месяце, негативное влияние сильнее всего будет ощущаться низкоквалифицированными работниками с низким уровнем дохода – именно теми людьми, которые в наибольшей степени убеждены, что снижение уровня торговли является хорошей идеей. Особенно беспокоящим фактором, как показано в данном докладе, является то, что президент США имеет существенную свободу действия в принятии сдерживающих торговлю мер, без эффективных проверок со стороны Конгресса или судов.

Необходимость решения проблем, которые подпитывают антиглобалистские настроения, очевидна. Политикам в США и других странах следует разработать политику, которая реально поможет наиболее уязвимым гражданам. Однако демонизация торговли не является выходом. Напротив, как показывает опыт 1930-х годов, самый простой способ сорвать и так ослабленное восстановление экономики ‑ это развязывание протекционистской торговой войны.