nye222_PETER PARKSAFP via Getty Images_biden xi PETER PARKSAFP via Getty Images

Китайский синдром лунатизма

КЕМБРИДЖ (США) – Поскольку администрация президента США Джо Байдена выбрала стратегию великодержавной конкуренции с Китаем, аналитики ищут исторические метафоры, чтобы объяснить это усиливающееся соперничество. Многие вспоминают начало Холодной войны, но есть более тревожная историческая метафора – начало Первой мировой войны. В 1914 году все великие державы ожидали всего лишь краткой третьей Балканской войны. А вместо этого, как пишет британский историк Кристофер Кларк, они, действуя как лунатики, устроили пожарище, длившееся четыре года, уничтожившее четыре империи и погубившее миллионы людей.

В тот момент мировые лидеры не уделяли достаточного внимания переменам в международном порядке, который ранее получил название «Европейский концерт». Одной из важных перемен стала нарастающая сила национализма. В Восточной Европе панславизм грозил как Османской, так и Австро-Венгерской империям, где славянское население было многочисленным. Немецкие авторы писали о неизбежности тевтонско-славянских сражений, учебники разжигали националистические страсти. Национализм оказался привлекательней социализма для рабочего класса Европы – и привлекательней капитализма для европейских банкиров.

Кроме того, усиливалось равнодушное отношение к мирному положению. В Европе великие державы не вели войны уже 40 лет. Конечно, были кризисы (в Марокко в 1905-1906 годах, в Боснии в 1908-м, ещё раз в Марокко в 1911-м, Балканские войны в 1912-1913 годах), но все они были управляемыми. Между тем дипломатические компромиссы, позволившие урегулировать эти конфликты, усиливали чувство разочарования и поддержку ревизионистских идей. Многие лидеры начали верить, что короткая, решающая война, в которой победит сильнейший, могла бы принести позитивные изменения.

Третьей причиной потери гибкости в миропорядке начала XX века была немецкая политика – амбициозная, но неясная и путанная. Великодержавные устремления кайзера Вильгельма II были ужасающе неловкими. Нечто схожее можно увидеть в «Китайской мечте» председателя Си Цзиньпина, в его отказе от терпеливых подходов Дэн Сяопина, в эксцессах националистической дипломатии «боевых волков» Китая.

Сегодня политики должны быть встревожены подъёмом национализма в Китае, равно как и популистским шовинизмом в США. Учитывая агрессивную внешнюю политику Китая и историю противостояний и неудовлетворительных компромиссов по поводу Тайваня, существует перспектива непреднамеренной эскалации между двумя державами. Как пишет Кларк, когда начинаются катастрофы, подобные Первой мировой войне, «они создают у нас (кажущееся) ощущение, будто они неизбежны». Однако в 1914 году, по словам Кларка, «будущее было по-прежнему открытым – пусть даже чуть-чуть. Несмотря на всё ужесточение позиций двух вооружённых лагерей в Европе, имелись определённые признаки, что момент для начала крупной конфронтации может миновать».

Успешная стратегия должна предотвращать возникновение такого синдрома лунатизма. В 1914 году Австрия была сыта по горло новоявленным национализмом в Сербии. Убийство эрцгерцога Австрии сербским террористом стало идеальным предлогом для ультиматума. Немецкий кайзер, отправлявшийся в тот момент на отдых, решил задать урок усиливавшейся России и поддержать своего австрийского союзника, выдав Австрии дипломатический карт-бланш. Когда он вернулся и узнал, как именно Австрия воспользовалась этим карт-бланшем, он попытался отозвать его обратно, но было уже слишком поздно.

Subscribe to Project Syndicate
Bundle2021_web4

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world’s leading thinkers, including weekly long reads, book reviews, topical collections, and interviews; The Year Ahead annual print magazine; the complete PS archive; and more – for less than $9 a month.

Subscribe Now

Америка надеется предотвратить применение силы Китаем и сохранить правовой лимб вокруг Тайваня, который Китай считает своей дезертировавшей провинцией. Многие годы американская политика стремилась не допустить ни объявления Тайванем независимости де-юре, ни применения силы Китаем против этого острова. Сегодня некоторые аналитики предупреждают, что такая политика двойного сдерживания устарела, потому что руководство Китая может поддаться искушению воспользоваться возросшей военной силой страны.

Другие же уверены, что прямые гарантии Тайваню или даже намёки на то, что Америка начинает движение в этом направлении, могут спровоцировать Китай на ответные действия. Впрочем, даже если Китай уклонится от полномасштабного вторжения и попытается принудить Тайвань к своей воле просто блокадой или же захватом одного из его островов, ситуация станет абсолютно непредсказуемой в случае гибели людей во время инцидента с участием кораблей или самолётов. Если США отреагируют на это заморозкой активов или применением норм закона «О торговле с врагом», тогда метафорическая война этих двух стран может быстро стать реальной. Уроки 1914 года заключаются в том, что надо опасаться лунатизма в международных отношениях, однако они не содержат решения для проблемы Тайваня.

Успешная стратегия США в отношении Китая должна начинаться дома. Она предполагает защиту демократических институтов, которые привлекают, а не принуждают союзников; инвестиции в научные исследования и разработки, которые помогают сохранить технологические преимущества Америки; сохранение открытости США к миру. Что касается внешних аспектов, то Америка должна реструктурировать устаревшие военные силы, адаптируя их к изменениям в технологиях; укреплять союзные структуры, в том числе НАТО и договорённости с Японией, Австралией и Южной Кореей; расширять отношения с Индией; укреплять и дополнять международные институты, которые США помогли создать после Второй мировой войны для установления стандартов и управления взаимозависимостью стран мира; сотрудничать с Китаем (там, где это возможно) по транснациональным вопросам. Пока что администрация Байдена следует именно такой стратегии, однако 1914 год остаётся постоянным напоминанием о необходимости благоразумия.

В ближайшей перспективе, учитывая агрессивную политику Си, Америке, вероятно, придётся тратить больше времени на сторону соперничества в этом уравнении. Но подобная стратегия может стать успешной только в том случае, если США будут избегать идеологической демонизации и вводящих в заблуждение аналогий с Холодной войной, а также сохранят свои альянсы. В 1946 году Джордж Кеннан верно предсказал, что конфронтация с СССР продолжится десятки лет. Америка не может сдержать Китай, но она может ограничить варианты действий для Китая, сформировав окружение, в котором происходит подъём этой страны.

Если бы китайско-американские отношения были игрой в покер, американцы сразу поняли бы, что у них на руках хорошие карты, и не стали бы поддаваться страхам или верить в упадок США. Впрочем, даже с хорошими картами можно проиграть, плохо разыграв их.

https://prosyn.org/CaxcPF0ru