2

Хлопая Евро-дверью

ЛОНДОН – На прошлой неделе во Франкфурте состоялось заседание представителей центральных банков всего мира, собравшихся, чтобы искупаться в лучах славы первого десятилетия евро-существования. Однако для тех, кто представлял страны-кандидаты в Евросоюз, это купание обернулось ушатом холодной воды за шиворот. Не успел глобальный финансовый кризис сделать вопрос принадлежности к Евросоюзу более неотложным и необходимым, чем когда-либо, как евро-лидеры стали выдвигать предложения о поднятии планки вступительных условий.

Согласно проекта, который был рассмотрен на открытом обсуждении на франкфуртском заседании, помимо макроэкономического Маастрихтского стандарта, находившегося в силе с момента выпуска евро в обращение, в качестве дополнительного отборочного критерия для принятия страны в Евросоюз будет оцениваться состояние её банковской системы. Даже не учитывая двуличие западных правительств, разглагольствующих на подобную тему в то же время, как они пытаются спасти банки от последствий крупных управленческих промахов, этот проект имеет ряд серьёзных недостатков.                   

Для того, чтобы осознать всю абсурдность этого предложения, следует принять во внимание необычайно успешную модель развития стран Восточной Европы за последние двадцать лет. Модель, выдвинутая Западной Европой, и с энтузиазмом перенятая Восточной, была основана на идее о том, что поток капитала должен направляться из стран, богатых капиталом, в страны, не имеющие капитала. Другой классический пример столь же успешного развития, с финансированием крупных дефицитов текущих счетов главным образом путём прямого зарубежного инвестирования, экономистам пришлось бы искать в истории, вспоминая опыт США 19 века. Финансовые потоки сопровождались невиданной ранее финансовой интеграцией, в результате которой западные банки сейчас распоряжаются контрольными пакетами акций большинства банков Восточной Европы.   

Эта модель оказала исключительный эффект не только на производство роста, но также, как свидетельствует Доклад о процессе перехода Европейского банка реконструкции и развития за 2008г., на развитие организаций, поддерживающих рынок и демократию в Восточной Европе. С другой стороны, эта модель сделала восточноевропейские страны уязвимыми перед прихотями мировых финансовых рынков. За последние полтора года, они сопротивлялись этому давлению с примечательной стойкостью; однако сейчас, испытывая эффект глобального кризиса в полную силу, они ищут помощи у Международного Валютного Фонда.