11

К 50-летию шестидневной войны

НЬЮ-ЙОРК – В июне этого года мир собирается отметить 50-летие войны 1967 года между Израилем и Египтом, Иорданией и Сирией – конфликта, который продолжает стоять особняком в этом регионе, известном в наше время частым применением силы. Война длилась меньше недели, но ее последствия остаются явно заметными и через полвека.

Сама война была спровоцирована внезапным израильским превентивным ударом по египетским ВВС, что было сделано в ответ на решение Египта о высылке миротворческих сил Организации Объединенных Наций из сектора Газа и с Синайского полуострова, а также указание Египта закрыть Тиранский пролив для израильских судов. Израиль нанес военный удар первым, но большинство наблюдателей считали, что он совершил законный акт самообороны против надвигающейся угрозы.

Израиль не намеревался воевать больше чем на одном фронте, но вой��а быстро распространилась, когда Иордания и Сирия вступили в конфликт на стороне Египта. Это решение очень дорого обошлось арабским странам. После шести дней боев Израиль контролировал Синайский полуостров и сектор Газа, Голанские высоты, Западный берег реки Иордан и весь Иерусалим. Новый Израиль был по территории более чем в три раза больше, чем старый. Это удивительно напоминает сотворение мира по Библии: шесть дней напряженной работы с последующим днем отдыха, а в данном случае днем подписания соглашения о прекращении огня.

Это была односторонняя война, и ее итоги положили конец намерению (а для некоторых и мечте) по возможной ликвидации Израиля. Победа 1967 года превратила Израиль в перманентное государство, что не смогли сделать войны в 1948 и 1956 годах. Новое государство завоевало, наконец, стратегическую высоту. Большинству арабских лидеров пришлось изменить свою стратегическую цель – исчезновение Израиля – на возвращение этого государства в границы, существовавшие до войны 1967 года.

Шестидневная война, однако, не привела к миру даже частично. Пришлось ждать октябрьской войны 1973 года, которая создала предпосылки для Кэмп-Дэвидских соглашений и израильско-египетского мирного договора. Арабская сторона вышла из этого конфликта с восстановленной честью: Израиль, в свою очередь, был наказан. Отсюда вытекает важный урок: решающие военные результаты необязательно приводят к решающим политическим результатам и еще реже приводят к миру.

Война 1967 года, однако, привела к дипломатическим результатам, в данном случае к резолюции Совета Безопасности ООН № 242. Принятая в ноябре 1967 года, эта резолюция содержит призыв к Израилю вывести войска с территорий, оккупированных во время недавнего конфликта, но она также подтвердила право Израиля жить в пределах безопасных и признанных границ. Резолюция была классическим примером дипломатической двусмысленности. Для разных людей, которые ее читают, резолюция имеет различный смысл. Это делает ее более простой в принятии, но более сложной в выполнении.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что до сих пор между израильтянами и палестинцами нет мира, несмотря на бесчисленные дипломатические усилия США, Европейского союза и его членов, ООН, да и самих сторон конфликта. Говоря честно, резолюцию № 242 нельзя винить в таком положении дел. Мир приходит, только если конфликт созревает для принятия решения, что происходит во времена, когда руководители стран-участниц готовы и способны принять компромиссное решение. Отсутствие этих условий не могут заменить никакие благонамеренные внешние дипломатические усилия.

Но война 1967 года все же оказала огромное влияние. Палестинцы приобрели самосознание и международную известность, чего они в значительной степени не имели, когда большинство жило по египетским или иорданским законам. Но палестинцы не могут достичь консенсуса между собой о признании Государства Израиль, а также относительно того, от чего можно отказаться, чтобы иметь собственное государство, в случае такого признания.

Израильтяне могут согласиться на некоторые уступки. Большинство населения поддержало возвращение Синайского полуострова Египту. Различные правительства Израиля были готовы возвратить Голанские высоты Сирии на условиях, которые никогда не были приняты сирийской стороной. Израиль в одностороннем порядке вывел войска из Газы и подписал мирный договор с Иорданией. Было также выражено общее согласие, что Иерусалим должен оставаться единым и находиться под руководством Израиля.

Но взаимное согласие прекращается, когда дело доходит до Западного берега реки Иордан. Для некоторых израильтян эта территория была средством, которое можно обменять на обеспечение мира с ответственным палестинским государством. Для других израильтян эта территория была самоцелью: ее надо заселить и сохранить в составе Израиля.

Это не означает полного отсутствия дипломатического прогресса с 1967 года. Многие израильтяне и палестинцы пришли к пониманию реальности взаимного сосуществования и необходимости какого-то раздела территории на два государства. Но сейчас обе стороны не готовы решить вопросы, которые их разделяют. Обе стороны платили и продолжают платить цену за эту конфронтацию.

Помимо физического и экономического ущерба, у палестинцев все еще нет своего государства и контроля над собственной жизнью. Целям Израиля – быть перманентной еврейской демократической, безопасной и процветающей страной – угрожает бессрочная оккупация занятых земель и меняющиеся демографические реалии.

Между тем регион и мир во многом изменились, и сейчас больше проблем связано с Россией, Китаем или Северной Кореей. И даже если бы наступил мир между израильтянами и палестинцами, это не принесло бы мира в Сирию, Ирак, Йемен или Ливию. Через пятьдесят лет после шестидневной войны отсутствие мира между израильтянами и палестинцами является частью несовершенного статус-кво, которого многие ожидали и которое приняли.