8

Арьергардное сражение Путина

МАДРИД – Недавние дипломатические успехи России в Сирии и Иране, вместе с внешнеполитическими промахами президента США Барака Обамы, придали смелости президенту Владимиру Путину в его стремлении позиционировать Россию как способную бросить вызов Американской политике «исключительности» и Западному универсализму. Но недавнее послание Путина Федеральному Собранию Российской Федерации стало более отражением его недовольства геополитической маргинализацией России, чем боевым кличем из восходящей империи.

Надо отметить, что в то время, когда Америка истощена своими бесплодными войнами на Ближнем Востоке, а Европа ушла в себя, стараясь покончить со своими экономическими кризисами, выступать за рассуждения о многополярности, в которые включена и Россия, на данный момент более убедительно, чем в любое другое время после холодной войны. Но это не меняет того факта, что Россия находится в проигрыше, и ее дипломатические победы - это лишь тактические достижения, которые не добавляют ничего к стратегической смене игры для всего мира.

Если, по словам Ленина, коммунизм – это «Советская власть плюс электрификация всей страны», то так называемый Путинизм можно свести к обладанию ядерным оружием и нефтяному изобилию. Во всех других областях, Запад сохраняет явное преимущество: демографический спад России, несовременные вооруженные силы, примитивная экономика, низкая производительность труда и хронические внутренние неурядицы приуменьшают масштабность тех проблем, которые стоят перед США и Европой.

На самом деле, в недавнем послании Путина было много ссылок на слабости России, в частности «межнациональная напряженность», «постоянные коррупционные скандалы», которые сотрясают региональные государственные органы, некомпетентные администрации, утечка капитала за счет экономической «деятельности в офшорах», а также невозможность достижения «технологических прорывов». Естественно, подобные слабости - это не задатки для доминирующей силы в мире эпохи глобализма. Нравится нам это или нет, разговоры о том, что Россия конкурирует с Западом, это уже не более чем сентиментальная ностальгия или бессмысленная риторика.