34

Почему именно Израиль?

ТЕЛЬ-АВИВ – Последняя война Израиля в Газе прокатилась мощным и разрушительным эхом по всем столицам Европы. В Берлине, Лондоне, Париже, Риме и других городах Израиль был осужден как «террористическое государство». Разъяренные демонстранты жгли синагоги во Франции и в различных городах Германии, причем некоторые даже выкрикивали: «Евреев в газовые камеры!». Причудливое соединение легитимной солидарности с Палестиной и антиизраильских оскорблений создало политически корректную форму антисемитизма, который через 70 лет после Холокоста возрождает призрак «Хрустальной ночи» над еврейскими общинами Европы.

Израильтяне пытаются понять, почему пять миллионов беженцев и 200 тысяч погибших в Сирии считаются гораздо меньшим злом для общественного сознания европейцев, чем 2 тысячи палестинцев, погибших в Газе. Они не могут осознать, почему демонстранты в Европе осуждают израильские войны как «геноцид» ‑ определение, которое никогда не применялось к массовому убийству людей в Сирии, уничтожению Грозного Россией, к 500 тысячам жертв в Ираке после руководимого США вторжения в 2003 году или к воздушным ударам США в Афганистане и Пакистане.

В действительности ответ прост: оценка грехов Израиля в терминах, взятых из Холокоста, это путь избавления Европы от еврейского комплекса. Как писал Томас Кенилли в «Ковчеге Шиндлера»: «Холокост ‑ это проблема скорее неевреев, чем самих евреев». Или, как съязвил психиатр Зви Рекс: «Немцы никогда не простят евреям Освенцима».

Нельзя отрицать, что агония Газы – гуманитарная катастрофа. Но она не сравнима с другими гуманитарными кризисами последних десятилетий, в том числе в Демократической Республике Конго, в Судане, Ираке, Афганистане. Фактически с 1882 года во всех арабо-еврейских и арабо-израильских конфликтах жертв было не более половины от числа людей, погибших в Сирии всего за три года. По количеству людских потерь за период с 1950 года арабо-израильский конфликт занимает 49 место в мире.