Serb ultranationalist leader Vojislav Seselj waves at supporters ANDREJ ISAKOVIC/AFP/Getty Images

Где заканчивается свобода слова

НЬЮ-ЙОРК – Я уже длительное время защищаю свободу слова для всех, даже для тех, кто выражает совершенно ужасающие взгляды. Тем не менее, я приветствовал решение суда ООН, приговорившего сербского политика Воислава Шешеля к десяти годами тюрьмы за подстрекательство своими националистическими речами к военным преступлениям в бывшей Югославии в начале 1990-х годов.

Свобода слова – это фундаментальное право человека. Именно поэтому, когда я был исполнительным директором Американского союза гражданских свобод (ACLU) в 1977 года, я защищал право группы людей, называвших себя американскими нацистами, на проведение демонстрации в городке Скоки (штат Иллинойс), где проживало немало граждан, выживших в Холокост.

Разразившийся спор закончился несколькими судебными процессами; ACLU выиграл все эти дела. После этой юридической битвы, вызывавшей разногласия ещё много лет после своего завершения, некоторые поддерживали мою позицию защитника свободы слова, а другие считали её отвратительной. Но если бы я столкнулся с подобной ситуацией сегодня, я, не колеблясь, занял бы ту же самую позицию.

Тем не менее, в деле Шешеля Апелляционная палата Международного остаточного механизма для уголовных трибуналов была права, вынеся приговор. Шешель, занимавший пост председателя Сербской радикальной партии, изначально был привлечён к ответственности сразу за несколько ультранационалистических речей – он выступал с ними в период, когда активно пытался спровоцировать конфликты с хорватами и боснийцами.

Но в итоге Судебная палата Международного трибунала по бывшей Югославии оправдала Шешеля. Апелляционная палата подтвердила решения этого суда по всем обвинениям, кроме одного, касающегося речи, с которой Шешель выступил на митинге в Хртковчи 6 мая 1992 года.

Как следует из решения суда, Шешель провозгласил в этой речи, что «в Хртковичи нет места для хорватов», и призвал собравшихся сербов «немедленно» «избавиться от оставшихся хорватов» в деревне и окрестностях. Толпа отвечала выкриками «Хорваты, уезжайте в Хорватию» и «Это Сербия».

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Однако главным было не содержание; другие националистические речи Шешеля были преисполнены такой же ненависти. Речь в Хртковичах, согласно решению Апелляционной палаты, отличалась тем, что сразу после её произнесения начались этнические чистки «в виде принуждения, агрессии и запугивания». Суд также отметил, что Шешель обладал значительным влиянием в своей партии, а некоторые даже относились к нему так, «будто он был богом».

Именно контекст отличает речь Шешеля в Хртковичах от митинга американских нацистов, планировавшегося в Скоки. И в том, и в другом случае содержанием речей было разжигание розни. Но в Скоки большинство людей, которые могли прийти на этот марш, ненавидели нацистов, которые, тем самым, не могли никого принудить, подвергнуть агрессии или запугать. Насилие угрожало лишь самим нацистам, и с этой угрозой, учитывая, что объявление о мероприятии было сделано заранее, можно было справиться с помощью адекватного количества полицейских.

Более того, как только нацисты получили законное право на проведение марша в Скоки, они перенесли свою акцию в Чикаго. Они, наверное, понимали, что по общей численности горстку их сторонников могли намного превзойти противники этой демонстрации. Иными словами, нацисты, по всей видимости, слишком боялись выйти на марш.

Проведение различия между содержанием и контекстом сыграло решающую роль и в другом эпохальном судебном решении по поводу свободы слова в США. В деле 1969 года «Бранденбург против штата Огайо» Верховный суд США отменил приговор руководителю Ку-Клукс-Клана, которого обвиняли в призывах к насилию во время митинга Ку-Клукс-Клана, где он выступил с подстрекательской речью. Главным опять же был контекст: Верховный суд постановил, что обвинение в призывах к насилию было не обоснованным, потому что данная речь не была произнесена в контексте, в котором вероятным становилось непосредственное насилие.

Итак, решения по делам Бранденбурга, Шешеля и Скоки подтверждают один и тот же принцип: прежде всего, важен контекст. Человек может быть наказан за подстрекательство к уголовно наказуемым деяниям, например, к насильственной депортации или этнической чистке, если это происходит в контексте или в условиях, когда такие деяния могут быть немедленно совершены его слушателями. Но если данный риск не является непосредственным, тогда следует уважать право на свободу слова. Именно поэтому (вспомним здесь знаменитый пример из ещё более раннего решения Верховного суда), если человек кричит «Пожар!» в переполненном театре, тогда его право на свободу слова не обеспечивает ему защиты, а в пустом театре, где нет угрозы создания панической давки, он не совершает никакого преступления.

Конкретные последствия приговора Шешелю будут ограниченными. Он уже провёл почти 12 лет в предварительном заключении, поэтому его не отправят обратно в тюрьму. Сербское законодательство не допускает к выдвижению на выборные должности в органах власти кандидатов, приговорённых к тюремному заключению на срок более шести месяцев, поэтому ему не должны позволить вернуться на своё место в сербском парламенте. Впрочем, пока не ясно, будет ли Сербия соблюдать собственные законы.

Тем не менее, прецедент, созданный решением по делу Шешеля, очень важен, поскольку он устанавливает границы свободы слова в рамках международного права, причём как раз в тот момент, когда звучат призывы к проведению и проводятся этнические чистки. Например, в Мьянме жителей рохинджа жестоко выселяли из их деревень, при этом нападения часто совершались сразу после речей буддистских монахов-экстремистов, которые вели себя точно так же, как Шешель. Возможно, их никогда не привлекут к ответственности за разжигание ненависти. Тем не менее, их речи были произнесены в контексте, в котором угроза противоправных действий была непосредственной, поэтому их можно было бы наказать, не нарушая при этом их права на свободу слова.

http://prosyn.org/e04jzO9/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.