Наука в осаде

Жан-Мари Лен

Три столетия спустя после века Просвещения свободу человека впервые связали с прогрессом науки и технологии, которые все больше подвергаются нападкам - несмотря на их впечатляющие триумфы. Фундаментальные открытия в области природы расширили нашу созидательную власть над структурой и трансформациями неживого и животного мира. Достижения в области физики и химии создали возможности для необыкновенного развития электроники и технического оснащения, что резко сократило время и расстояние, провозглашая начало информационной эпохи быстрых и надежных коммуникаций и транспорта. В то же время достижения в области биологических наук и технологий увеличивают нашу способность контролировать развитие заболеваний и процесс старения, увеличивать выпуск пищевой продукции и уменьшать загрязнение окружающей среды.

Одним словом, научные исследования - и их разработка с помощью новых технологий - создали возможности для появления новых свобод, нового образа жизни и новых способов практического действия человека. Но все больше и больше мы слышим о том, что наша способность и готовность манипулировать естественными процессами сама по себе является неестественной - обвинительный акт, который отражает наши двойственные отношения с природой. Мы, как сказал французский писатель Жан Бруллер-Веркорс, « animaux denatures » или «денатурализованные животные», живущие в природе, но способные одновременно наблюдать, исследовать и ставить ее под сомнение на расстоянии, сознавая нашу обособленность.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/vYhuxiu/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.