6dedfc0346f86f8c0803ec02_pa3751c.jpg Paul Lachine

Спасая египетскую революцию

То, что во Франции началось в 1789 году как восстание среднего класса в союзе с санкюлотами, закончилось возвращением монархии в форме диктатуры Наполеона. Совсем недавно первая волна иранской революции под председательством Абольхасана Банисадра отнюдь не была исключительно исламистской; вторая волна во главе с аятоллой Хомейни была именно такой.

Вопрос для Египта заключается в том, действительно ли повестка дня по-настоящему плюралистической демократии ‑ провозглашенная авангардом молодых протестующих на площади Тахрир, самоуполномоченного поколения Facebook и Twitter ‑ сможет преодолеть устойчивые силы прошлого. В действительности, в соответствии с опросом исследовательского центра Pew Research Center, только 5,5% населения имеет доступ к Facebook, в то время как 95% хотят, чтобы ислам играл важную роль в политике, 80% считают, что прелюбодеев нужно забрасывать камнями, 45% практически неграмотны, а 40% живут менее чем на 2 доллара США в день.

В идеале, новый демократический порядок должен основываться на общей платформе, принятой силами перемен, как светских, так и исламских, а также на пакте переходного периода между этими силами и представителями старой системы, в первую очередь, с армией. В действительности, одна из странных черт египетской революции заключается в том, что сегодня она работает под исключительной опекой консервативной армии.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/8Tm8jUHru