Poster above crowd /ASFP/Getty Images

Искушение популизмом в Саудовской Аравии

НЬЮ-ЙОРК – Пытаясь понять динамику начавшегося в Саудовской Аравии политического землетрясения, многие занялись анализом психологии молодого наследного принца – Мухаммеда ибн Салмана. Но есть и структурные причины популизма в версии принца Мухаммеда. Понимание этих факторов необходимо для того, чтобы определить наилучший путь вперёд.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

В прошлом политическая стабильность в Саудовской Аравии опиралась на три отдельных соглашения – внутри королевской семьи; между королевской семьёй и традиционной элитой королевства; между государством и населением.

Соглашение внутри семьи аль-Саудов основано на принципе «асабийя» – это способность амбициозного клана держаться вместе ради монополизации власти. Однако королевская семья стала слишком большой и слишком разобщённой, чтобы издержки поддержания её единства оказались оправданными. По приближённым оценкам, примерно пять тысяч принцев третьего поколения со своей свитой тратят $30-50 млрд в год.

Соглашение между традиционными элитами также восходит ко временам генезиса королевства. Знатным семьям была предоставлена возможность аккумулировать экономическую власть. Привилегированный доступ к государственным контрактам, субсидиям и капиталу, а также защита от конкуренции и возможность свободно импортировать трудовые ресурсы привели к тому, что их компании глубоко укоренились в экономике страны.

Этот защищённый частный сектор саудовской элиты вырос до того, что составляет уже более 50% ВВП страны. Но в основном в нём работают иностранцы, поэтому он не создаёт никаких побочных выгод для местного населения, зато усиливает влияние негативных внешних факторов.

Тем временем, населению была предложена экономическая стабильность в обмен на лояльность. Данное соглашение институционализировано в виде патерналистской сети высокооплачиваемых рабочих мест в госсекторе и в виде широкого спектра щедрых социальных пособий и потребительских субсидий. В результате, более 75% саудовских граждан работают на государство, а значительная часть оставшихся денег госбюджета тратится на социальную поддержку населения «от колыбели до гроба».

Между тем, подушевые доходы от экспорта нефти равняются сейчас всего лишь $5000 в год в пересчёте на 20 миллионов граждан Саудовской Аравии, поэтому сложившаяся система стала слишком затратной. Трудная задача принца Мухаммеда заключается в том, чтобы осуществить переход к менее дорогостоящему политическому порядку, при этом генерируя такой прирост экономической эффективности, которого будет достаточно, чтобы предотвратить рост нестабильности и гражданских беспорядков из-за вынужденной коррекции.

Другие авторитарные режимы региона – в странах с более многочисленным населением и меньшим количеством нефти, таких как Ирак, Египет, Алжир и Сирия, – воспользовались «республиканской стратегией», потакая бедным разными формами протекции и подавляя экономическую элиту. Это позволило блокировать появление любой серьёзной оппозиции, но ценой стала анемичная и, в основном, неформальная экономика, опирающаяся на потребление.

Такой подход в стиле Венесуэлы может быть привлекателен для принца Мухаммеда, потому что популистский пыл этого подхода хорошо сочетается с начатой им чисткой элит и нейтрализацией любой серьёзной оппозиции. Иностранные и контролируемые государством компании могут заменить аристократов, которые сейчас обеспечивают необходимые частные услуги. А платёжный баланс страны можно стабилизировать, снизив объёмы потребления и импорта, особенно королевской семьей и богачами.

Проблема с этим подходом в том, что он позволит лишь отложить на время решение критически важной задачи повышения производительности труда. Другие авторитарные правители, испытывающие трудности, например, Реджеп Тайип Эрдоган в Турции и Владимир Путин в России, всё чаще выбирают этот близорукий путь, принося частный сектор в жертву на алтарь выживания режима. Однако саудовское королевство могло бы действовать лучше, если вспомнить о том, какие активы имеются в его распоряжении.

Ещё менее привлекательной для нынешних правителей Саудовской Аравии является альтернатива в виде создания авторитарной правящей коалиции с традиционными элитами, поскольку это приведёт к снижению уровня потребления для простого народа и, с высокой долей вероятности, повышению уровня репрессий. А внутренние распри – это последнее, что нужно наследному принцу.

Есть путь лучше, но он требует большей сбалансированности и координации. Боль коррекции должны разделить все группы населения, а реформы должны активней фокусироваться на расширении размеров экономического пирога.

Этот путь реален, поскольку в Саудовской Аравии в изобилии имеются «созревшие фрукты» – молодое общество, требующее социальной эмансипации; хорошо образованные женщины, которые желают расширить своё участие в экономике; наконец, миллионы рабочих мест, созданных для иностранцев, но доступных и местным жителям.

Этот сценарий омрачается низким уровнем производительности в частном секторе, который контролирует саудовская элита. Для того чтобы вырваться из ловушки экономики со средним уровнем доходов, Саудовской Аравии надо заняться демократизацией – если уже не политики, то, по крайней мере, рынков, сильнее опираясь на принципы верховенства закона и справедливой конкуренции. Если рассматривать нынешнюю антикоррупционную кампанию принца Мухаммеда с этой точки зрения, тогда за ней должны последовать усилия по введению более инклюзивных правил и норм в частном секторе.

Если удастся заставить работать частный сектор королевства, тогда экономические проблемы страны станут вполне умеренными. Каждый год на рынок труда здесь выходят примерно 200 тысяч молодых людей. Примерно столько же рабочих мест нужно для того, чтобы дать возможность женщинам начать экономическую деятельность, а также постепенно сократить размеры госсектора, а это значит, что в течение ближайших пяти лет нужно будет создать два миллиона новых рабочих мест. Для сравнения: сейчас в королевстве трудятся девять миллионов иностранных работников.

Не новые мегаинвестиции в высокие технологии, а трудный путь «саудизации», начатый ещё десять лет назад, может постепенно справиться с поставленной задачей, если одновременно увеличить поддержку конкуренции, а также малых и средних предприятий. Впрочем, самым трудным является первый шаг: госслужащие сейчас зарабатывают в три раза больше, чем работники в частном секторе. Для объединения рынка труда можно поставить среднесрочные цели – снижение зарплат саудовских работников на треть, повышение их производительности на треть, субсидирование всего остального из госбюджета.

Искушение популизмом – в лучшем случае – приведёт к появлению авторитарного, сидящего на пособиях государства со средним уровнем доходов. Саудовской Аравии гораздо больше пойдёт на пользу стратегия экономической и социальной инклюзивности, расширяющая базис политической поддержки путём убеждения всех влиятельных групп (членов королевской семьи, аристократии, простых смертных) в том, что свои краткосрочные потери они должны рассматривать как инвестиции в будущее королевства.

http://prosyn.org/rduxFqi/ru;
  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now