0

Саркози идет на войну

ПАРИЖ. В 2003 году Франция под руководством президента Жака Ширака возглавила тех, кто был против американского запланированного вторжения в Ирак, которым тогда правил Саддам Хуссейн. Яркая речь министра иностранных дел Франции Доминика де Вильпена в Организации Объединенных Наций стала выражением “духа противодействия” тому, что действительно оказалось опасным приключением. В 2011 году, при президенте Николя Саркози, Франция снова отстаивает свою точку зрения по вопросу войны и мира, только сейчас французы вместе с англичанами возглавляют борьбу по защите народа Ливии от его эксцентричного, жестокого лидера ‑ полковника Муаммара аль-Каддафи.

Почему Франция так страстно желает такой известности? В глазах французов международный статус Франции остается ключевым ингредиентом при формировании своей собственной национальной идентичности. То, как нас воспринимают другие, влияет на то, как мы воспринимаем себя, и ничто для нас не может быть более неприятным, чем когда нас воспринимают с безразличием или, что еще хуже, не замечают вовсе.

Неожиданно, с появлением ливийского вопроса, мы можем сказать себе, что мы догнали Германию, чье малодушие поражает; мы показываем путь Соединённым Штатам; а французские и британские флаги развернуты на улицах “освобожденной” Ливии, вместе с собственным новым флагом этой страны. И так же неожиданно французы, согласно первым опросам, снова гордятся тем, что они французы.

На вид естественная склонность Франции вмешиваться подкрепляется в этом случае тремя ключевыми факторами: Саркози, Каддафи и ситуацией, когда арабская революция может распространиться шире.