db68570446f86f380ec2de27_pa3256c.jpg

Саркози идет на войну

ПАРИЖ. В 2003 году Франция под руководством президента Жака Ширака возглавила тех, кто был против американского запланированного вторжения в Ирак, которым тогда правил Саддам Хуссейн. Яркая речь министра иностранных дел Франции Доминика де Вильпена в Организации Объединенных Наций стала выражением “духа противодействия” тому, что действительно оказалось опасным приключением. В 2011 году, при президенте Николя Саркози, Франция снова отстаивает свою точку зрения по вопросу войны и мира, только сейчас французы вместе с англичанами возглавляют борьбу по защите народа Ливии от его эксцентричного, жестокого лидера ‑ полковника Муаммара аль-Каддафи.

Почему Франция так страстно желает такой известности? В глазах французов международный статус Франции остается ключевым ингредиентом при формировании своей собственной национальной идентичности. То, как нас воспринимают другие, влияет на то, как мы воспринимаем себя, и ничто для нас не может быть более неприятным, чем когда нас воспринимают с безразличием или, что еще хуже, не замечают вовсе.

Неожиданно, с появлением ливийского вопроса, мы можем сказать себе, что мы догнали Германию, чье малодушие поражает; мы показываем путь Соединённым Штатам; а французские и британские флаги развернуты на улицах “освобожденной” Ливии, вместе с собственным новым флагом этой страны. И так же неожиданно французы, согласно первым опросам, снова гордятся тем, что они французы.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/4xEF5Z7ru