Кто кого? Российские силовики против олигархов

Обычно сонный июль в Москве внезапно всколыхнула атака, которую часть президентской команды- «силовики», люди, наиболее близкие Владимиру Путину, начали против ведущего российского олигарха и самого богатого человека страны Михаила Ходорковского. В принципе, в самом факте конфронтации между представителями силовых ведомств и крупного бизнеса нет ничего нового. Между этими двумя группами влияния, которые составляют основу российского режима власти, войны велись и раньше. Так, они вступили в смертельную схватку накануне президентских выборов Ельцина в 1996 г: речь идет о столкновении, с одной стороны, силовиков под руководством ельцинского телохранителя Коржакова, и олигархов под предводительством Чубайса, с другой. В тот раз победу одержали олигархи, которым Ельцин заплатил за их помощь на выборах «залоговыми аукционами». Именно победа семерки российских олигархов и стала основой формирования в России олигархической модели капитализма.

С тех пор многое изменилось. Придя к власти, Путин изменил соотношение в связке «олигархи-бюрократы» на сей раз в пользу российского чиновника и силовика, попытавшись ограничить влияние крупного бизнеса на власть. Бизнес был вынужден умерить свои политические аппетиты и амбиции. Но тогда что послужило толчком к новой российских чекистов, дестабилизировавшей российский политический пейзаж и почему объектом атаки стал именно Ходорковский - человек, который пытается сделать свой бизнес современным и транспарентным? Так, очевидно, что путинские силовики, которые так и не смогли получить под свой контроль финансовые и экономические рычаги влияния, сделали попытку начать перераспределение собственности. Но это не объясняет почему они начали именно с Ходорковского, а не кого либо другого из российских бизнесменов, многие из которых имеют гораздо более темное прошлое. Дело, по-видимому, в том, что Ходорковский первым из олигархов начал пытаться играть в новую игру: он стал помогать либеральным партиям, поддерживать независимые СМИ, давать деньги правозащитникам. Но и это не самое главное. Еще более важно было то, что Ходорковский попытался выйти в политику, в частности, поддерживая идею парламентской республики и усиливая свое влияние на выборы нового состава парламента. Это была уже деятельность на поле Путина. Именно это, видимо, и вызвало раздражение президента. По логике российского режима только лидер может контролировать основные институты власти и делать политику. Любые попытки групп влияния, а тем более мощных олигархов, конвертировать свое богатство в фактор политического давления противоречит логике единовластия. Для самого Путина, видимо, политическое усиление олигархии означало бы деградацию власти и возврат к ельцинской формуле правления. Он и дал отмашку силовикам, которые не могли бы решиться начать действия против олигарха без кивка президента.

Атака на Ходорковского была дополнена попыткой пригрозить и другим олигархам, в частности, Дерипаске и Абрамовичу. Это позволяет делать вывод, что часть президентского окружения решила идти на выборы под знаменем «антиолигархической революции».

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/wknW6Zx/ru;
  1. Television sets showing a news report on Xi Jinping's speech Anthony Wallace/Getty Images

    Empowering China’s New Miracle Workers

    China’s success in the next five years will depend largely on how well the government manages the tensions underlying its complex agenda. In particular, China’s leaders will need to balance a muscular Communist Party, setting standards and protecting the public interest, with an empowered market, driving the economy into the future.

  2. United States Supreme Court Hisham Ibrahim/Getty Images

    The Sovereignty that Really Matters

    The preference of some countries to isolate themselves within their borders is anachronistic and self-defeating, but it would be a serious mistake for others, fearing contagion, to respond by imposing strict isolation. Even in states that have succumbed to reductionist discourses, much of the population has not.

  3.  The price of Euro and US dollars Daniel Leal Olivas/Getty Images

    Resurrecting Creditor Adjustment

    When the Bretton Woods Agreement was hashed out in 1944, it was agreed that countries with current-account deficits should be able to limit temporarily purchases of goods from countries running surpluses. In the ensuing 73 years, the so-called "scarce-currency clause" has been largely forgotten; but it may be time to bring it back.

  4. Leaders of the Russian Revolution in Red Square Keystone France/Getty Images

    Trump’s Republican Collaborators

    Republican leaders have a choice: they can either continue to collaborate with President Donald Trump, thereby courting disaster, or they can renounce him, finally putting their country’s democracy ahead of loyalty to their party tribe. They are hardly the first politicians to face such a decision.

  5. Angela Merkel, Theresa May and Emmanuel Macron John Thys/Getty Images

    How Money Could Unblock the Brexit Talks

    With talks on the UK's withdrawal from the EU stalled, negotiators should shift to the temporary “transition” Prime Minister Theresa May officially requested last month. Above all, the negotiators should focus immediately on the British budget contributions that will be required to make an orderly transition possible.

  6. Ksenia Sobchak Mladlen Antonov/Getty Images

    Is Vladimir Putin Losing His Grip?

    In recent decades, as President Vladimir Putin has entrenched his authority, Russia has seemed to be moving backward socially and economically. But while the Kremlin knows that it must reverse this trajectory, genuine reform would be incompatible with the kleptocratic character of Putin’s regime.

  7. Right-wing parties hold conference Thomas Lohnes/Getty Images

    Rage Against the Elites

    • With the advantage of hindsight, four recent books bring to bear diverse perspectives on the West’s current populist moment. 
    • Taken together, they help us to understand what that moment is and how it arrived, while reminding us that history is contingent, not inevitable


    Global Bookmark

    Distinguished thinkers review the world’s most important new books on politics, economics, and international affairs.

  8. Treasury Secretary Steven Mnuchin Bill Clark/Getty Images

    Don’t Bank on Bankruptcy for Banks

    As a part of their efforts to roll back the 2010 Dodd-Frank Act, congressional Republicans have approved a measure that would have courts, rather than regulators, oversee megabank bankruptcies. It is now up to the Trump administration to decide if it wants to set the stage for a repeat of the Lehman Brothers collapse in 2008.