1

Русский язык в беде

Триста лет тому назад Петр Великий "прорубил" окно в Европу. В Россию хлынули иностранные языки: английский, голландский, французский и итальянский. Сегодня новые слова и понятия, заимствованные из других культур, продолжают наполнять Россию с захватывающей дух быстротой. Иногда они дополняют, а иногда заменяют собой русские аналоги.

Например, в русском языке существовали такие слова как «щи» (капустный суп), «уха» (рыбный суп), «похлебка» (обыкновенный суп), «солянка» (крестьянский суп), «ботвинья» (холодный свекольный суп), «окрошка» (весенний овощной суп). Сейчас в нашей речи появились такие слова как бульон, консоме или даже просто слово «суп». Было меньше, стало больше. Разве это плохо?

Но некоторые считают, что все старые слова должны быть стерты из нашей памяти, что должно остаться только одно слово - суп. Суп. Суп вообще. Без вариаций. Все, что надо есть ложкой - это суп; все, что надо есть вилкой - это не суп. Во всех меню нам встречается суп - и только суп.

Забудьте все, что вы знали, никогда не вспоминайте, никогда не пытайтесь узнать, что означают такие слова как "gazpacho" или "bouillabaisse". Не спрашивайте, какие продукты используются для приготовления этих блюд. Вам не надо знать все это. В конце концов, кого интересует иностранное "gazpacho"? Забудьте даже простое различие между «щами» (капустный суп) и «борщом» (свекольный суп). Его нет. «Уха» (рыбный суп), что такое «уха»? При наличии всевозможных видов рыбы, давайте выкинем из языка слово для обозначения блюда из рыбы. Зачем нам название, если есть продукты?