5

Извержение Московского жилищного фонда

МОСКВА – Всего несколько месяцев назад создавалось ощущение, что Россияне полностью сдались “мягкому деспотизму” Кремля. Аресты или попытки заставить замолчать противников по всей России породили повсеместное чувство не страха, а отчаяния – ощущения, что слова и действия просто не имеют значения, и таким образом эти выступления и мобилизация, бесполезны. Но недавние протесты говорят о том, что Русские еще не утратили дух борьбы.

Безусловно, Российские “патриоты”, поддерживаемые Кремлем, остаются мощной силой для разоблачения критиков Президента Владимира Путина. На праздновании Дня Победы 9 мая, посвященному разгрому Нацистской Германии в 1945 году, более миллиона человек по всей стране прошли, держа в руках портреты Сталина и павших во всех русских войнах, включая нынешних в Украине.

Так называемый марш Бессмертного полка, когда-то замечательная гражданская инициатива, был подхвачен Кремлем ради выгоды и пропаганды: это проявление национального единства, в котором государство предоставляет, за определенную плату, такие предметы, как древко для портретов и ленты. Когда одна женщина выразила свое несогласие, держа плакат с призывом к прекращению всех войн, толпа выполнила свой вдохновленный Кремлем патриотический долг, гневно крича: “Вы позорите нашего воинствующего президента”.

Как предупреждал Алексис де Токвиль, чтобы испытать тиранию государству нет необходимости быть полностью тоталитарным. “Большинство создает серьезные барьеры на пути к свободе мнения” и “обязуется предоставить множество готовых мнений для использования отдельных лиц, которые, таким образом, избавлены от необходимости формировать собственные мнения”. Эта “тирания большинства” не нуждается в гулагах, чтобы быть эффективной.

Тем не менее, буквально через неделю после этого марша Дня Победы, меньшинство поднялось. Почти 30000 человек приняло участие в протестах в Москве, в связи с решением Кремля о сносе так называемых хрущевок – примерно восемь тысяч пятиэтажек, построенных в Москве во время руководства моего деда Никиты Хрущева в 1950-е годы.

В этот раз было очень трогательно видеть Хрущева в качестве героя, в стране, где часто обожествлялся Сталин. Люди несли лозунги, украшенные его красноречивыми речами: “Я вам, покажу кузькину мать, реставраторы хреновы”.

Цель хрущевок заключалась в содействии частной жизни. Сталинская практика городского строительства вынуждала до 30 человек делить комнаты, ванную и кухню одной квартиры. С реформой 1950-х годов, семьи освободились от коммунальной жизни: они не только получили свои собственные кухни и ванные комнаты; они смогли жить без страха, что их слова, сказанные в частной беседе в их собственных домах, будут услышаны и переданы в КГБ.

Хрущев надеялся, что скромное жилье прослужит людям до 1980-х годов, когда, по его расчетам, должна была наступить настоящая пролетарская роскошь. Но, вопреки его ожиданиям, коммунизм окончательно развалился, а хрущевки остались, терпеливо выдержав Российские зимы, политические и метеорологические.

Фактически, на полвека хрущевки стали символом более свободной России. Некоторые из них, безусловно, обветшали и нуждаются в замене. Но некоторым из них требуется только реновация. Голландское ремоделирование серой плиты той эпохи, только что получило главный архитектурный приз.

Но у Кремля свои планы. Хрущевки покрывают сотни квадратных миль ценной городской земли – недвижимости, которая может принести более высокую прибыль государству и его функционерам, если она покрыта отелями и бизнес-центрами.

Простые попытки Россиян защитить свою частную собственность похожи на протесты начала 2010 года. В то время, политическая оппозиция была слабой и размытой, однако существовало множество общественных инициатив, преследующих неполитические цели, что неизбежно привело к конфронтации с навязанным Кремлем порядком.

Оппозиционные группы от автомобилистов до добровольцев-экологов казались узкопрофильными. Но они показали, что частные интересы могут привлечь гораздо больший интерес, чем политические преследования. И их противодействие конкретной государственной политике переросло в массовые политические протесты против возвращения Путина на пост президента в 2012 году.

Чтобы противостоять растущему сопротивлению, Путин обратился к патриотическому национализму, апофеозом которого стала аннексия Крыма в 2014 году. Такой подход, по-видимому, работает. Протесты прекратились, поскольку их лидеры были запятнаны, дискредитированы и подавлены. Один из лидеров протеста, Борис Немцов, был убит в 2015 году. Гарри Каспаров, гроссмейстер по шахматам, стал диссидентом, отправившись в изгнание. Алексей Навальный, адвокат по борьбе с коррупцией и самый известный оставшийся лидер оппозиции, столкнулся со всем: от поддельных судебных процессов до “патриотов”, распыляющих токсичные химические вещества.

Но еще до начала хрущевских протестов были признаки того, что инакомыслие не было подавлено до конца. В марте десятки тысяч, преимущественно молодых людей во главе с Навальным, вышли на улицы в знак протеста против предполагаемого приобретения неисчислимых (и незаслуженных) богатств Дмитрия Медведева, бывшего президента и нынешнего премьер-министра. Путин, будучи коррумпированным, остается популярным и могучим. Но кто такой Медведев, чтобы обогащаться за счет народа?

Безусловно, целью мартовских протестов – таких как недавние хрущевские демонстрации – не было свержение режима. Скорее народ хотел быть услышанным. И об обеих волнах протеста, Кремлевские власти были уведомлены.

Неожиданно Российские власти, которые вынуждали всегда покорных Россиян веками перемещаться – из деревень в города, обратно в деревни, в гулаги, в хрущевки – поспешили предоставить дальнейшие гарантии жильцам хрущевок. Это означает больше времени, чтобы договориться о приемлемой замене или гарантировать большее количество вариантов жилья, из которых можно выбирать. Даже Министерство юстиции России сегодня выступает от имени граждан.

Вместе с тем люди недовольны. На конец мая запланирован еще один марш протеста. И, если политические партии и правозащитные организации уже готовы, он обещает стать более значительным, чем последний.

У Путина сейчас есть два пути: подавить инакомыслие, как он это делал до 2012 года, и закрепить свою популярность еще одним большим завоеванием – скажем, захватом Киева – или дать людям то, что они хотят, пересмотрев план уничтожения хрущевок, уважая право собственности. С безусловным расчетом Путина на то, что президентские выборы в следующем году будут более организованными, чем в 2012 году, возможно, на этот раз лучшим выбором, будет прислушаться к народу. По крайней мере, это обойдется дешевле, чем ведение войны.