21

Имперский инстинкт России

ВАШИНГТОН – Россия снова оказалась в центре политических дискуссий во многих западных столицах. И, в третий раз подряд, вновь избранный президент США начнет свое правление с попытки улучшения двухсторонних отношений. Для того чтобы понять, почему достичь этой цели столь сложно, полезно взглянуть на российское государство в более продолжительной исторической перспективе.

Прошла уже четверть века с момента распада Советского Союза; а в 2017 году будет отмечаться столетие русской революции, в результате которой рухнула ослабевшая за много веков царская империя. И, как оказывается, между историческими периодами, последовавшими за первым и вторым крушением империи, имеется красноречивое сходство.

Для истории России характерна непрерывная экспансия на евразийском континенте. Стремление царей к продвижению на восток, в Сибирь, является зеркальным отображением стремления Америки на запад в девятнадцатом веке, а экспансия России в Среднюю Азию совпала с колонизацией Африки европейскими державами.

Но по мере экспансии царской России на запад и на юг она сталкивалась с постоянным противодействием, и ей приходилось применять силу, чтобы сохранить за собой вновь обретенные территории. После революции 1917 года многие из этих регионов – от Ташкента до Тбилиси, от Киева до Хельсинки – захотели независимости от ига Москвы.