4

Плохой эквилибриум России

МОСКВА – После двух с лишним лет экономического спада Россия, кажется, достигла некоего подобия стабильности. Хотя, согласно прогнозам, экономический рост в 2017 году составит всего лишь около 1%, страхи перед экономической дестабилизацией, которые охватили страну после вторжения в Крым в 2014 году (Запад ответил на это жёсткими санкциями), практически испарились. Комбинация внешнеполитического оптимизма, бытовых удобств и внутренних репрессий оказалась достаточно мощным эликсиром.

Как и во времена Леонида Брежнева, внешняя политика затмевает внутриполитическую жизнь России. Но в отличие от той эпохи российские перспективы налаживаются. Президент США Дональд Трамп дал ясно понять, что желает улучшить отношения с Кремлём, и, как сообщается, он намерен встретиться с президентом России Владимиром Путиным в июне.

Президентские выборы во Франции, запланированные на апрель, тоже могут оказаться выгодны России. Как правоцентристский кандидат Франсуа Фийон, так и ультраправый кандидат Марин Ле Пен являются пламенными друзьями Путина. Впрочем, у центриста Эммануэля Макрона, который не входит в число этих друзей, тоже есть шансы.

Президентские выборы в самой России, запланированные на март 2018 года, похоже, будут намного менее эпохальными, так как никаких перемен не ожидается: Путин будет переизбран, а Дмитрий Медведев останется премьер-министром. И это, кажется, вполне приемлемо для большинства россиян, или, по крайней мере, для довольных жизнью москвичей.

Инфраструктура Москвы никогда не была столь хороша: город может похвастаться нормально функционирующей и недавно расширенной системой метро, а также современными, чистыми и эффективными аэропортами. Даже когда-то хаотичная сис��ема парковки приведена теперь в порядок, при этом необходимость парковаться стала менее острой, благодаря распространению дешёвых и быстрых служб каршеринга. Жители города могут посещать великолепные, роскошные торговые центры и покупать практически любую еду на свой вкус (за исключением сыров с Запада) в продуктовых магазинах люксовой категории.

Разумеется, есть россияне, которые недовольны нынешним положением дел. Но на этот случай (помимо её прочих обязанностей) имеется всемогущая Федеральная служба безопасности (ФСБ). Буквально на прошлой неделе организация Freedom House опять понизила рейтинг соблюдения политических прав в России – до минимально возможного уровня.

Призрак репрессий можно было увидеть в январе на Гайдаровском форуме, ежегодном мероприятии, которое проводит «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте России» в честь Егора Гайдара, реформатора ельцинской эпохи. Каждый год тысячи специалистов по социальным наукам из России и сотни иностранцев собираются на три дня, чтобы обсудить экономическую политику.

Министры правительства, участвовавшие в конференции, выглядели расслабленными, открытыми, компетентными, но они тщательно избегали резких заявлений. Ключевые проблемы России (отсутствие реальных прав собственности, верховенства закона и демократии) в этом году упоминались, например, бывшим министром финансов Алексеем Кудриным, но только мягко и вскользь. Как обычно, большинство пленарных заседаний было посвящено деталям хорошо функционирующей макроэкономической политики страны. Основная часть экономического истеблишмента России по-прежнему живёт слишком хорошо, чтобы захотеть раскачивать лодку.

Хотя позиция министров вряд ли может удивить, предыдущие Гайдаровские форумы всё же давали надежду, или даже, можно сказать, порождали ожидания, что правящей элите будет брошен вызов. Учёные экономисты из Москвы каждый год очень внимательно прислушиваются к этому форуму, надеясь услышать там что-нибудь радикальное или даже отчасти дерзкое, хотя сами они и не готовы бросить такой вызов.

В прошлом году в ходе открытой дискуссии десяти известных российских либеральных политических аналитиков (эти обсуждения, в которых я принимаю участие, являются регулярным пунктом в программе форуме) было высказано предположение, что в стране назревает неповиновение. Некоторые участники дискуссии даже предсказывали появление у режима проблем, например, избрание представителя оппозиции в Думу или начало социальных беспорядков из-за экономических трудностей.

Все эти прогнозы не сбылись. Европеизированные либералы России практически не участвовали в думских выборах; консерваторы на юге и востоке страны голосовали с гораздо большим энтузиазмом. Участники нашей дискуссии, похоже, переоценили роль экономических результатов и недооценили роль войны и репрессий в консолидации поддержки Путин и его региональных султанатов.

Более того, среди россиян преобладает мнение, что вторжение Путина на территорию Украины и аннексия Крыма стали благом для России. Это была мастерская игра со стороны Путина. Превратив Украину в слабого и раздираемого конфликтами врага, он подавил нараставшие демократические настроения в России (отчасти вдохновлявшиеся движением Украины в сторону Евросоюза) и вызвал в стране националистическую эйфорию.

Есть и ещё одно внешнеполитическое событие, которое, наверное, пошло на пользу Путину. По мнению Татьяны Ворожейкиной, профессора Московской школы социальных и экономических наук, разрушение Россией города Алеппо стало для Путина очередной «победой», которой можно бравировать. Добавьте сюда растущее влияние ультраправых популистов на Западе (симптом серьёзного кризиса либерализма), и вот уже Путина с лёгкостью начинают представлять как лидера именного того типа, который нужен стране.

В этом году все участники регулярной политической дискуссии на Гайдаровском форуме не прогнозировали ничего кроме политической инерции, усиления репрессия и массового конформизма. Режим Путина консолидировался вокруг флага, и внутри России мало кто готов бросить вызов сложившемуся статус-кво. Это значит, что единственным потенциальным источником перемен являются внешние события или отношения. Это та сфера, где у Путина нет полного контроля.

Сегодня кажется, что у России сильная геополитическая позиция. Но это не значит, что так и есть на самом деле. Например, поддержка Трампом идеи развития более тесных связей может выглядеть благом для России, однако в националистической повестке Путина важным ингредиентом является возможность разжигать драму Холодной войны. А для этого ему необходимы Соединённые Штаты (и вообще Запад) в качестве врага. Дружественные отношения могут стать источником долгосрочных проблем для Путина.

А в краткосрочной перспективе, как отметил на Гайдаровском форуме независимый политический аналитик Дмитрий Орешкин, по-видимому, лишь непредвиденное событие, так называемый «черный лебедь», за рубежом сможет вызвать перемены в России. Новый эквилибриум страны может быть и не хорош, но выглядит стабильным – пока что.