0

Россия между старой Европой и новой Америкой

На протяжении всех дебатов в ООН по поводу Ирака президент Путин пытался дать Франции возможность выступить с обвинениями против предполагаемой «односторонности» Америки. Он также воздержался от присоединения к заявлениям германского канцлера Шредера, в которых тот возражает против проведения каких-либо военных действий против Багдада. В конце концов, российский президент пришел к тому, чтобы выступить против поддержки США в этом вопросе, хотя он - пока еще - не навлек на себя ни одну из тех злых насмешек, которые руководители Франции и Германии получили от Америки. Проницательность и зрелость его дипломатии в отношении вопросов, касающихся Ирака, это не что иное, как еще один признак того, что Россия возрождается после своей долгой пост-коммунистической хандры, чтобы обрести свой голос в мире, где главенствует Америка.

С самого начала этого кризиса у российского президента было достаточно проницательности, чтобы понимать различие, с которым Америка воспринимает Францию и Германию с одной стороны и Россию - с другой. Давнишняя симпатия к Франции и Германии, которая родилась во времена холодной войны, когда они были в одном альянсе, очень сильно контрастирует с внешней политикой Америки, отличавшейся осторожностью в отношении пост-советской России. Стоило бы президенту Путину присоединиться к хору франко-германских скептиков в самом начале дебатов в ООН, он бы растратил большую часть того хорошего отношения и репутации надежного партнера, которые он завоевал с таким трудом с момента своего прихода к власти три года назад.

Однако различие между Парижем/Берлином и Москвой на самом деле простирается гораздо глубже. Франция не просто заинтересована в иракской нефти, а германский канцлер не просто обращает внимание на результаты опросов общественного мнения (которые имеют отношение к работе его собственного правительства, а не просто к иракскому вопросу). Как для Франции, так и для Германии проблема Ирака является своеобразным горном, в котором куется автономная внешняя политика/политика безопасности Европейского Союза.

Все это является важной целью, но также и вызовом Америке, и президент Путин знает это. Вашингтон определяет это именно таким образом, и потому приветствовал помощь «новой Европы» (в состав которой входит большое число «бывших» стран коммунистической Восточной Европы) в смещении равновесия на континенте обратно в пользу Америки.