0

Рональд Рейганович Путин

22 мая в Кремле встретятся два ратующих за свободный рынок либерала: один - бывший нефтепромышленник, сын президента США, а второй - бывший агент КГБ, сын заводского мастера из Санкт-Петербурга. Несмотря на свое очень разное происхождение, президенты Джордж Буш-младший и Владимир Путин настойчиво и неуклонно проводят курс на тесное партнерство. В самом деле, сотрудничество в войне против терроризма, недавнее соглашение по сокращению запасов ядерного оружия и сближение России и НАТО являются, похоже, только началом процесса, который день ото дня углубляет интеграцию России с Западом.

Но что удивительно, эти два человека, похоже, лучше всего находят взаимопонимание именно в экономике. Можно, конечно, уговорить президента Буша поверить в то, что нынешний успех Российской экономики всецело является результатом высоких мировых цен на нефть. Однако, невзирая на высокие цены, разница между тем, как управляли Российскими нефтяными компаниями в начале 1990-х, и как ими управляют сейчас, слишком бросается в глаза, чтобы ее не заметить. Аналогично нельзя не заметить усовершенствований в управлении пищевой промышленностью, приведших к резкому увеличению объемов и качества выпускаемой продукции. Во всей экономике, ресурсы в конечном итоге перетекают в гораздо более эффективный и хорошо организованный рыночный сектор, а не вливаются в плохо управляемые советские индустриальные «динозавры».

Тех, кто знает Россию, этот поворот событий поражает. Четыре года назад крупные российские компании были заинтересованы в государственных субсидиях, а не в структурных реформах. Теперь лидеры делового мира полагают, что капитализация их компаний на фондовой бирже зависит от инвестиционного климата. Для них имеет значение стоимость их активов. Они хотят знать, сколько они могут занять заграницей, или по какой цене можно продать акции их компаний в Нью-Йорке или Лондоне.

Это преображение не является полностью заслугой Путина, но то, чего он достиг за последние два года, значительно превосходит любые ожидания, которые кто-либо мог себе позволить: упрощенный налоговый кодекс, прогресс на пути вступления в ВТО, правовая реформа, усиление прозрачности. Хотя, если цены на нефть резко упадут, он столкнется с большой политической проблемой: чтобы стали видны результаты мощных структурных реформ, обычно требуются не месяцы, а годы. Начавшийся недавно значительный экономический рост в России частично является результатом реформ начала 1990-х, а достижения реформ 2000 и 2001 гг. сколько-нибудь заметно отразятся на экономических показателях только, скажем, к 2005 году.