Rohingya refugees flood into Bangladesh Paula Bronstein/Getty Images

Тревожный сигнал Рохинья

ПАРИЖ – Как это часто бывает, сигнал тревоги озвучил артист. Его имя Барбе Шредер, и предупреждение, которое он обнародовал появилось в виде его честного, отрезвляющего фильма “Достопочтимый В.”, портрете буддийского монаха из Мьянмы, Ашина Вирату. Известный как “В”, Вирату – это другая сторона религии, которая широко воспринимается как архетип мира, любви и гармонии. И за его лицом расизма лежит более широкое буддийское принятие насилия, от которого захватывает дух.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Показанный на Каннском фестивале 2017 года, фильм Шрёдера привлек огромное внимание средств массовой информации. В более позднем телевизионном выступлении, Шредер предупредил, что Рохинья, мусульманское меньшинство в штате Ракхайн, Мьянма, находится в поле зрения кровожадного “движения 969” Вирату.

Это не должно удивлять. Рохинья – это миллион мужчин и женщин, ставшие апатридами в своей собственной стране. Лишенные права голоса, политического представительства и доступа к больницам и школам, они сталкивались с погромами всякий раз, когда военным, которые на протяжении полувека тиранировали Мьянму, надоедало морить их голодом.

Уникальный статус Рохинья ошеломителен в своей расчетливой жестокости. Они одновременно лица, лишенные корней (официально непризнанные в стране, столь одержимой расой, в которой насчитывается 135 других “этнических групп”, делающей их буквально расой, с которой их уже слишком много), и связанные корнями (юридически им запрещено перемещаться, работать или выходить замуж за пределами родной деревни, а размер их семьи ограничивается).

Итак, вот мы и столкнулись с одним из тех моментов, которые кажется наступают внезапно, но который мы уже должны были бы признать, как ускоряющийся пульс геноцида.

В настоящее время, почти 400 000 человек переведены из мира недочеловеков в загнанных зверей, которых выкуривают из деревень, в которых они были прежде заключены, вытесняют на улицу, расстреливают, подвергают пыткам ради забавы и массово насилуют. Те, кто выживают, прибывают в импровизированные лагеря прямо на границе с соседним Бангладеш, которому, как одной из беднейших стран мира, не хватает ресурсов, но не желания, для того, чтобы обеспечить надлежащее размещение расширяющихся рядов беженцев.

Организация Объединенных Наций, преодолевая свое обычное малодушие, использует то, что осталось от ее морального капитала, чтобы осудить эти преступления, объявила Рохинью самым преследуемым меньшинством в мире. Для тех, кто склонен видеть и помнить, ситуация в штате Ракхайн напоминает об этнической чистке, которая произошла в бывшей Югославии в 1990-е годы, а еще о более страшных массовых убийствах в Руанде в том же десятилетии.

Но многие не склонны этого видеть. Поскольку преследователи Рохиньи, путем ограничения доступа журналистам и фотографам, лишили своих жертв лица, и потому что Рохиньи являются мусульманами, а это плохое время для того, чтобы быть мусульманами, практически весь мир закрывает на это глаза.

Столкнувшись с этой предсказанной трагедией, мир должен размыслить над тем, что мой покойный друг, философ Жан-Франсуа Ревель, назвал неиспользуемыми знаниями и страстью к невежеству. Мы должны проклинать то простодушие, которое побудило многих, включая и меня, возвеличить “Леди Рангун”, Аунг Сан Су Чжи, ставшую темой и главной героиней фильма, который был задуман как агиографический, но оглядываясь назад, оказался чудовищным. С тех пор, как в прошлом году она стала де-факто лидером Мьянмы, Су Чжи бросила Рохинья на произвол судьбы.

Казалось, Су Чжи, заслужила Нобелевскую премию мира, которую она получила в 1991 году, когда казалось, что она это реинкарнация в одном человеке Нельсона Манделы, Махатмы Ганди и Далай-ламы. Но с того момента, как она торжественно уверила мир в том, что она ничего не видела в Ситтве, что ничего не произошло в остальной части штата Ракхайн, и что ряд тревожных сообщений об обратном был всего лишь “верхушкой айсберга дезинформации”, ее Нобелевская премия стала алиби.

Рохинья – это последняя когорта экзистенциально голых: людей, лишенных всего (включая свою собственную смерть), отрезанных от человеческого сообщества и, таким образом, лишённых прав. Это люди, которым Ханна Арендт предсказала стать неотъемлемой частью будущего человечества, живыми (или живыми мертвецами) упреками пустых деклараций о правах человека.

Но, прежде чем это произойдет, я загадаю желание. Завтра перед ООН предстанет совсем другая женщина, Шейх Хасина, премьер-министр Бангладеш, чтобы обратиться с призывом к международному ответу на кризис Рохинья. Я знаком с Хасиной почти 50 лет, и у меня было много возможностей оценить не только ее благородство духа, но и ее глубокую и неизменную приверженность к умеренному и просвещенному Исламу, который в полной мере уважает права человека – и женщин.

Мое желание состоит в том, чтобы совесть человечества была там, чтобы услышать ее обращение в Нью-Йорке, и поскольку ее услышат, тревожный сигнал, к которому она привлекает внимание, не будет иметь ужасного резонанса погребального звона.

http://prosyn.org/mdg3PDw/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now