Members of Islamist groups shout slogans Munir Uz Zaman/Getty Images

Джихадистское проклятие Мьянмы

НЬЮ-ДЕЛИ – Вооруженные силы Мьянмы в последнее время участвуют в жестокой кампании против рохинджа, давно притесняемого мусульманского этнического меньшинства, в результате чего сотни тысяч бежали в Бангладеш, Индию и в другие страны. Международное сообщество справедливо осудило насилие. Но при этом оно не признало, что боевики рохинджа ведут в стране джихад – и из-за этого разорвать порочный круг террора и насилия крайне трудно.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Штат Ракхайн, в котором проживает большая часть рохинджа Мьянмы, привлекает джихадистов со всего мира. Местные боевики подозреваются в связях с Исламским государством (ИГИЛ), «Аль-Каидой» и другими террористическими организациями. Более того, они все чаще получают помощь от организаций, связанных с боевиками в Саудовской Аравии и Пакистане. Основной повстанческой группой – хорошо организованной Армией спасения рохинджа Аракана, также известной как Харака аль-Якин, – руководит комитет эмигрантов рохинджа, базирующийся в Саудовской Аравии.

Внешние силы, подстрекающие повстанческие нападения в Ракхайне, несут большую ответственность за нынешнее тяжелое положение рохинджа. Фактически, именно связи между боевиками рохинджа и подобными внешними силами, особенно террористическими организациями, такими как ИГИЛ, побудила правительство Индии, где незаконно поселились около 40 000 рохинджа, заявить, что их въезд представляет серьезную угрозу безопасности. Даже Бангладеш признает, что боевики рохинджа связаны с джихадистами вне страны.

Но на самом деле джихад в Мьянме длится уже десятилетиями, будучи наследием британского колониализма. В конце концов, именно англичане более ста лет назад переселили большое количество рохинджа из Восточной Бенгалии для работы на каучуковых и чайных плантациях в тогдашней Бирме, которая до 1937 года управлялась как провинция Индии.

В годы перед обретением Индией независимости от Великобритании (до 1947 года) боевики рохинджа присоединились к кампании по созданию Пакистана как первой исламской республики постколониальной эпохи. Когда англичане, которые возвели стратегию «разделяй и властвуй» на уровень искусства, решили создать два отдельных фрагмента Пакистана по обе стороны разделенной Индии, рохинджа попытались изгнать буддистов с полуострова Майу в северном Ракхайне. Они хотели, чтобы полуостров Майу отделился и присоединился к Восточному Пакистану (который стал Бангладеш в 1971 году).

Неудача в достижении этой цели побудила многих рохинджа взяться за оружие и начать самопровозглашенный джихад. Местные моджахеды начали организовывать нападения на правительственные войска и захватывать контроль над территорией в северной части Ракхайна, создавая государство внутри государства. Всего лишь несколько месяцев спустя после обретения независимости Мьянмой в 1948 году в регионе было объявлено военное положение; в начале 1950-х годов правительственные силы восстановили контроль над территорией.

Но восстание исламистов рохинджа продолжалось, а атаки моджахедов то и дело повторялись. В 2012 году вспыхнули кровопролитные столкновения между рохинджа и этническими араканцами, которые опасались стать меньшинством в своем родном штате. Межконфессиональная война, в которой враждующие банды сжигали деревни, и около 140 000 человек (в основном рохинджа) были вынуждены покинуть родные места, содействовала тому, что повстанцы рохинджа опять начали полномасштабный мятеж, устраивая внезапные нападения на силовые подразделения.

Подобные нападения на силы безопасности, а в некоторых случаях и мирного населения, не относящегося к рохинджа, происходили и в последнее время, а за последние 12 месяцев насилие только обострилось. Фактически именно волна скоординированных нападений повстанцев на 30 полицейских участков и армейскую базу ранним утром 25 августа спровоцировала силовую военную операцию, из-за которой рохинджа бегут из Ракхайна.

Чтобы разорвать порочный круг террора и насилия, терзающего Мьянму на протяжении десятилетий, стране нужно разрядить глубоко укоренившуюся межконфессиональную напряженность, подталкивающую рохинджа к джихадизму. Мьянма – одна из самых этнически разнообразных стран мира. Благодаря географическому положению она является естественным мостом между Южной и Юго-Восточной Азией, а также между Китаем и Индией.

Но внутри самой Мьянмы так и не удалось навести мосты между различными этническими группами и культурами. С момента обретения независимости, при попустительстве правительств, в которых преобладали бирманцы, составляющие большинство в Мьянме, постколониальный нативизм привел к конфликту или даже гражданской войне со многими национальными меньшинствами страны, которые жаловались на систему географического апартеида.

Рохинджа сталкиваются с самой крайней формой маргинализации. Даже другие меньшинства рассматривают их как пришельцев извне, и они официально не признаны в качестве одной из 135 этнических групп Мьянмы. В 1982 году правительство, обеспокоенное незаконной иммиграцией из Бангладеш, приняло закон, по которому рохинджа лишались гражданства, тем самым превращаясь в апатридов.

Правительства, одно за другим, защищали этот подход, утверждая: сепаратистские движения прошлого указывают на то, что рохинджа никогда не считали себя частью страны. И, по сути, обычная классификация рохинджа как «бенгальцев» без гражданства отражает статус изгнанников рохинджа в стране их мечты, Пакистане, где десятки тысяч людей укрылись во время пакистанского военного геноцида, который привел к независимости Бангладеш.

Тем не менее, факт состоит в том, что из-за неспособности Мьянмы создать инклюзивную национальную идентичность старые межэтнические распри продолжали подпитывать терроризм, подавляя потенциал богатой ресурсами страны. Что нужно Мьянме теперь, так это справедливая федералистская система, в которой было бы уютно многочисленным этническим меньшинствам, составляющим примерно треть населения, но населяющим половину территории страны.

С этой целью крайне важно, чтобы военные Мьянмы немедленно прекратили нарушения прав человека в Ракхайне. Невозможно снять напряженность, если солдаты используют силу непропорционально, а тем более проводят операции против гражданских лиц; такой подход будет скорее подпитывать, чем гасить джихадистское насилие. Но пока международное сообщество оказывает давление на фактического лидера Мьянмы Аун Сан Су Чжи с целью побудить его принять более решительные меры по защите рохинджа, не менее важно обратить внимание на продолжительную историю исламистского экстремизма, который не меньше способствовал нынешнему бедственному положению этой этнической группы.

http://prosyn.org/UQe8VQr/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now