3

Эволюция независимой экономики

БЕРКЛИ – Работа с полной занятостью на единственного работодателя перестала быть нормой в развитых странах. Миллионы «независимых работников» (самозанятых, фрилансеров, обладателей временных контрактов) продают теперь свой труд, продукты и услуги через интернет-платформы множеству различных работодателей или клиентов.

Рост доли независимого труда, который, как правило, подразумевает гибкий рабочий график, способен принести серьёзные экономические выгоды: повысится доля экономически активного населения, увеличится общее число отработанных часов, сократится безработица. Впрочем, эта так называемая «гиг-экономика» приводит и к новым, сложным политическим проблемам. Они связаны с налогообложением, а также с доступом к социальным пособиям и системе социальной защиты, который обычно предоставлялся в рамках стандартных отношений между работодателем и работником.

По данным исследования Глобального института McKinsey, на сегодня в США и 15 странах Евросоюза почти 162 млн человека заняты в той или иной форме индивидуальной трудовой деятельностью, то есть независимым трудом. Опираясь на данные репрезентативного онлайн-опроса 8000 работников в шести странах (включая США), институт McKinsey выяснил, что для 10-15% населения работоспособного возраста в этих странах независимый труд является главным источником доходов. Ещё 10-15% населения, в том числе студенты, пенсионеры, няни, домработницы, а также люди, у которых уже есть обычная работа, занимаются независимым трудом ради дополнительного дохода.

Результаты исследования McKinsey ставят под сомнение некоторые общепринятые представления по поводу независимого труда. Во-первых, молодёжь не доминирует в составе независимой рабочей силы – доля людей младше 25 лет составляет в ней лишь 25%. Более того, для независимой рабочей силы характерно разнообразие в том, что касается доходов, образования, пола, профессий и отраслей экономики.