31

Правильная битва против терроризма

ЛОНДОН – В прошлый понедельник, я ездил из Лондона в Париж. Поездка длится два с половиной часа на поезде. Наши страны соседи. Наши истории и населения переплетены. Моя десятилетняя внучка поедет туда на следующей неделе с родителями отмечать день рождения. Она любит все, что она до сих пор знает о Париже. Поэтому, как и другие лондонцы, и граждане свободного общества везде, она была в ужасе от недавних атак. «Полагаю», сказала она, «это могло случиться и здесь».

И ведь оно могло - так как оно уже случилось в 2005 году, и может произойти снова в Мадриде или в Амстердаме, Берлине, Риме или любом другом европейском городе. Когда президент Франсуа Олланд объявил о том, что мы находимся в состоянии войны с так называемым Исламским Государством (ИГИЛ), эти «мы» включали и меня и вас. Битва Франции - это битва Британии и битва Европы. Это касается всех нас.

Глобализация – это не только манго в супермаркете в середине зимы, простые авиаперелеты и доступ к Интернету. Террор и варварство тоже подлежали глобализации. Мужчин и женщин можно обучить, подготовить и вооружить за тысячи километров и отправить в наши районы, чтобы убивать и калечить. Международный терроризм требует международного отклика.

Но эти меры должны включать в себя диалог и дипломатию. Мы не должны допустить, чтобы ужас и страх заставили нас позабыть наши гражданские ценности. Именно этого хотят террористы. Мы не должны демонизировать всех мусульман. Мы не должны сжигать межконфессиональные мосты. Мы не должны отказываться от основных ценностей европейской цивилизации, в том числе обязанность приютить беженцев. Мы должны продолжать уважать, а не осуждать, инстинктивную реакцию Канцлера Германии Ангелы Меркель на волну беженцев.