3

Революция в вакууме

МАДРИД. Холодная война, может быть, и закончилась, но открытое соперничество великих держав возвращается. В результате, способности международного сообщества объединиться перед лицом основных глобальных проблем не хватает, как никогда.

Наиболее четко это проявляется в случае с Сирией. То, что должно было быть скоординированными усилиями по защите гражданского населения от безжалостных репрессий и поддержкой мирного перехода власти ‑ план, разработанный бывшим секретарем Организации Объединенных Наций Кофи Аннаном ‑ теперь превратилось в войну чужими руками между Соединенными Штатами и Россией.

Лидеры России (и Китая) стремятся придерживаться международной системы, которая опирается на принцип безусловного суверенитета государства и отвергает гуманитарное «право на вмешательство» в западном стиле. Обеспокоенные тем, что арабские восстания приведут к радикализации их собственных репрессированных меньшинств, они отказываются дать разрешение использовать Совет Безопасности ООН для содействия революционным изменениям в арабском мире. И Сирия, последний российский форпост времен холодной войны, является активом, для поддержания которого Кремль будет делать все возможное.

Но Россия и Китай – это не единственная проблема. Основные зарождающиеся демократии, такие как Бразилия, Индия и Южная Африка, вызвали особое разочарование своей реакцией на Арабскую весну. Все они являются благородными рыцарями, стоящими на защите прав человека, когда дело доходит до осуждения каких-либо израильских оборонительных атак в секторе Газа как «геноцида», и они в равной степени объединены в противостоянии действиям Совета Безопасности относительно Сирии, несмотря на то что репрессии там становятся все более ужасающими. Арабские восстания или вошли в противоречие с их обязательствами по неприкосновенности государственного суверенитета, или подбросили дров в огонь их опасений, что «гуманитарная интервенция» будет просто еще одним инструментом господства Севера.