Margaret Scott

Европа не только дисциплины, но и солидарности

БЕРЛИН – Изначально Европейский Союз был тем, что психологи называют «фантастическим объектом», желанной целью, которая вдохновляет воображение людей. Я видел его воплощением открытого общества ‑ объединением национальных государств, которые отказались от части своего суверенитета ради общего блага и образовали союз, в котором не доминировала какая-то одна нация или национальность.

Кризис евро, однако, превратил ЕС в нечто совершенно иное. Страны-члены в настоящее время разделены на два класса ‑ кредиторов и должников ‑ с кредиторами, стоящими во главе. Как самая большая и наиболее кредитоспособная страна, Германия занимает доминирующее положение. Страны-должники платят значительные премии за риск, чтобы профинансировать свои долговые обязательства, что отражается в высокой стоимости займов для всей экономики в целом. Это подтолкнуло их в дефляционный штопор и поставило их в существенное ‑ и, возможно, постоянное – конкурентно невыгодное положение по отношению к странам-кредиторам.

Этот результат не отражает преднамеренного плана, а скорее является следствием ряда стратегических ошибок. Германия не стремится занять доминирующее положение в Европе, и она не хочет принять на себя обязательства и ответственность, которые влечет за собой такая позиция. Назовем это трагедией Европейского Союза.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/3XeE8pO/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.