us automotive workers Scott Olson/Getty Images

Выбор левых

КЕМБРИДЖ – Основные политические выгоды от разломов в обществе и экономике, вызванных глобализацией и изменениями в технологиях, пока что достаются, скажем честно, крайне правым популистам. Политики, подобные Дональду Трампу в США, Виктору Орбану в Венгрии и Жаиру Болсонару в Бразилии, пришли к власти, воспользовавшись растущим недовольством традиционной политической элитой и эксплуатируя латентные националистические настроения.

Левые и прогрессивные силы в целом можно считать «пропавшими без вести». Сравнительная слабость левых отчасти является следствием упадка профсоюзов и организованных групп трудящихся, которые исторически формировали основу левых и социалистических движений. Однако важную роль сыграл также отказ от идеологии. Партии левого фланга стали больше зависеть от образованных элит, а не от рабочего класса, поэтому их политические идеи начали тесно переплетаться с финансовыми и корпоративными интересами.

Набор лекарств, которые предлагают ведущие левые партии, остаётся сравнительно ограниченным: увеличение расходов на образование, улучшение мер социальной защиты, небольшое усиление прогрессивности в налогообложении; и на этом список практически исчерпывается. Программа левых нацелена больше на подслащивание господствующей системы, чем на устранение фундаментальных причин экономического, социального и политического неравенства.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/IDkf4Nm/ru;
  1. haass102_ATTAKENAREAFPGettyImages_iranianleaderimagebehindmissiles Atta Kenare/AFP/Getty Images

    Taking on Tehran

    Richard N. Haass

    Forty years after the revolution that ousted the Shah, Iran’s unique political-religious system and government appears strong enough to withstand US pressure and to ride out the country's current economic difficulties. So how should the US minimize the risks to the region posed by the regime?

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.