20

Ненужные споры Европы о политике жесткой экономии

БРЮССЕЛЬ – Наиболее очевидным симптомом кризиса еврозоны стали высокие и разнообразные надбавки за риск, которые теперь страны, находящиеся на ее периферии, должны выплачивать по государственным задолженностям. Более того, в своей влиятельной работе американские экономисты Кармен Рейнхарт и Кеннет Рогофф высказывают предположение, что экономический рост резко сокращается, когда государственный долг страны превышает 90% ВВП. Итак, рекомендуемая политика для выхода из кризиса проста: жесткая экономия. Дефицит бюджета необходимо сократить, чтобы понизить уровень задолженности.

Но в спорах о жесткой экономии и стоимости уровня государственной задолженности игнорируется ключевой момент: государственные долговые обязательства перед иностранными кредиторами отличаются от обязательств перед резидентами. Иностранцы не могут голосовать за повышение налогов и сокращение расходов, необходимое для обслуживания долга. Кроме того, в случае с внутренним долгом более высокая процентная ставка или надбавка за риск приводит лишь к большему его перераспределению внутри страны (от налогоплательщиков до держателей облигаций). Напротив, в случае с иностранной задолженностью более высокие процентные ставки приводят к потерям благосостояния в стране в целом, потому что правительство должно направлять ресурсы за рубеж, что обычно требует снижения валютного курса и сокращения внутренних расходов.

Различие между иностранным и внутренним долгом особенно важно в контексте кризиса евро, потому что страны еврозоны не могут проводить девальвацию для увеличения экспорта, если это потребуется для обслуживания иностранного долга. И факты подтверждают, что кризис евро касается не столько суверенного долга, сколько внешнего.

Действительно, только те страны, которые имели крупные дефициты текущего счета до кризиса, от него пострадали. Случай с Бельгией особенно поучителен, поскольку надбавка за риск по бельгийскому суверенному долгу оставалась невысокой на протяжении большей части кризиса евро, хотя коэффициент долг/ВВП в стране превышает средний показатель по еврозоне, примерно на уровне 100%, и так было без вмешательства правительства уже более года.