0

Реформирование Европы снизу

Взгляните на европейскую историю последних 25 лет и вы увидите, что, начиная с конца 1970-х и до начала 1990-х, континент страдал от макроэкономической нестабильности, высокого уровня безработицы, излишне регулируемых рынков - и в особенности финансовых рынков - нерегулируемых монополий и неэффективно управляемых государством отраслей промышленности. За последнее десятилетие Европа достигла существенного прогресса в восстановлении макроэкономической стабильности, но она добилась меньших успехов в проведении реформ на микро уровне, который является необходимым условием для дерегулирования рынков и улучшения их эффективности. Почему это так? Могут ли извлечь какой-нибудь урок из этого страны Центральной и Восточной Европы, собравшиеся присоединиться к Евросоюзу?

Высокий уровень инфляции и стремительно нарастающий государственный долг создавали в начале 1990-х в отдельных странах Евросоюза ощущение «кризиса»: когда чей-то дом в огне, издержки ничегонеделанья будут слишком большими, чтобы позволить себе расслабиться и продолжать ничего не делать. К примеру, потребовался кризис с обменным курсом 1992 года, чтобы руководство Италии осознало, что что-то должно быть сделано относительно неразберихи с государственными финансами страны. Страх быть выброшенными из зоны евро сделал остальное, поскольку именно он обеспечил политический консенсус в пользу принятия правильных и необходимых мер.

Сегодня европейский экономический дом больше не находится в огне. И поэтому стало намного труднее сломить сопротивление групп с особыми интересами, чтобы провести либерализацию рынков и повысить эффективность экономики. К примеру, в июне этого года Франция пережила месяц забастовок и уличных протестов наподобие тех, что сотрясали ее в 1968 году, чтобы ввести в действие незначительные пенсионные реформы: устранение некоторых особых привилегий, которые имели служащие государственного сектора.

В известной степени такие трусливые реформы вытекают из того, что Европа стала более «нормальным» местом. Европа попросту не может позволить себе провал проекта евро, поэтому ее руководители делали то, что необходимо. Но ни один из них, кажется, не желает не дать этому богатому континенту жить с низкими темпами экономического роста, высокой безработицей и неэффективными рынками. Не существует какого-то «кризиса», связанного с необходимостью такого выбора - просто медленный спад.