0

Восстановление «умной силы» Америки

Соединенным Штатам надо снова научиться быть «умной силой». К такому заключению пришла двухпартийная комиссия, которую я недавно возглавил вместе с Ричардом Армитаджем – бывшим заместителем госсекретаря США в администрации Буша. В состав Комиссии умной силы, созданной Центром стратегических и международных исследований в Вашингтоне, вошли члены Конгресса, как республиканцы, так и демократы, бывшие послы, военнослужащие в отставке и главы неправительственных организаций. Мы пришли к заключению, что имидж Америки ухудшился, а влияние уменьшилось в последние годы, и что США должны перестать экспортировать страх и снова стать источником оптимизма и надежды.

В этом мы не одиноки. Недавно министр обороны США Роберт Гейтс призвал правительство направить больше денег и усилий на мягкую силу, включая дипломатию, экономическую помощь и коммуникации, поскольку только военная сила не в состоянии защитить интересы Америки во всем мире. Гейтс указал на то, что военные расходы составляют около пятисот миллиардов долларов в год по сравнению с бюджетом Госдепартамента в размере 36 миллиардов долларов. Он согласился, что просьба о выделении дополнительных ресурсов Госдепартаменту звучит странно со стороны главы Пентагона, но объяснил, что сегодня мы находимся не в нормальной ситуации.

Умная сила – это способность сочетать жесткую силу принуждения или вознаграждения с мягкой силой привлекательности для проведения успешной стратегии. В общем и целом, США удалось найти такую комбинацию во время холодной войны; однако, в последние годы внешняя политика США имела тенденцию чрезмерно полагаться на жесткую силу, потому что она является самым прямым и видимым источником американского могущества.

Но, в то время как Пентагон является самым подготовленным и обеспеченным подразделением правительства, существуют пределы того, чего можно достичь исключительно применением жесткой силы. Демократия, права человека и гражданское общество не устанавливаются военным путем. Надо признать, что американская армия имеет впечатляющие операционные возможности, но привлечение Пентагона только потому, что они могут выполнить поставленную задачу, создает впечатление чрезмерно милитаризованной внешней политики.