2

Реструктуризация еврозоны.

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ. Кризис еврозоны в первую очередь развернулся как кризис суверенного долга, в основном на ее южной периферии, где процентные ставки по суверенным облигациям иногда достигали 6-7% для Италии и Испании, а для других стран еще выше. И, поскольку банки еврозоны держат основную часть своих активов в форме государственных облигаций еврозоны, кризис суверенного долга стал потенциальным банковским кризисом, усугубляемым другими убытками банков, например, связанными с падением цен на жилье в Испании. Таким образом, ключевой задачей разрешения кризиса еврозоны является снижение бремени долга для южных стран.

Изменение долгового бремени страны отражает размер основного баланса бюджета (баланс минус выплаты по процентам) как доли от ВВП, а также разницы между ее стоимостью заимствования и темпом роста ВВП. Когда разница между затратами по займу и ростом становится слишком большой, невозможно достичь необходимого для остановки роста долга профицита бюджета. Действительно, рост в странах Южной Европы, по прогнозам, будет близок к нулю или даже отрицателен в течение следующих двух лет, и даже в долгосрочной перспективе, согласно прогнозам, не превысит 2-3%.

Хотя это не всегда очевидно из заголовков, основная причина кризиса еврозоны – а теперь препятствие для роста на Юге – заключалась в расхождении в себестоимости продукции, которое сложилось между периферийными странами, особенно на «Юге» (в частности, в Греции, Испании, Италии и Португалии) и на «Севере» (для простоты, в Германии) в течение первого десятилетия после введения евро. В период с 2000 по 2010 год удельные затраты на оплату труда в четырех южных странах увеличились на 36%, 28%, 30% и 25% соответственно, в сравнении с их ростом в Германии ‑ менее чем на 5%, в результате чего в конце 2010 года совокупное расхождение превысило 30% в Греции и более чем 20% в Португалии, Италии и Испании.

Удельные затраты на рабочую силу отражают уровни компенсации и производительности: прирост производительности может компенсировать влияние роста заработной платы. Показатели производительности между Северной и Южной Европой в период между 2000 и 2010 годом не сильно различаются – фактически, среднегодовой рост производительности труда в Греции был даже больше, чем в Германии (1% против 0,7%). Но затраты на рабочую силу на юге увеличились намного быстрее, вызывая дифференциальное увеличение расходов, которые не могут быть решены девальвацией до тех пор, пока существует валютный союз.