3

Разумные доводы в эпоху Трампа

МАДРИД – В классической греческой трагедии «Вакханки» бог Дионис, движимый жаждой мести, борется с царём Пенфеем, консервативным и негибким, за душу города Фивы. В конечном итоге, жёсткость Пенфея – его стремление подавить, а не понять эмоции, разжигаемые страстным и необычным Дионисом, или адаптироваться к ним – оказывается причиной его гибели. Дионис становится победителем, а Пенфей растерзан в клочья.

В наши дни эмоциональный и непостоянный Дональд Трамп бросает вызов политическому истеблишменту США в борьбе за душу Америки. Но Трамп – не бог. И если он выиграет эту битву, его страна окажется в значительно худшем положении, чем Фивы, а последствия этого почувствует весь мир.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Вероятность президентства Трампа с каждым днём, похоже, снижается, но было бы преждевременно (и даже очень рискованно) совсем отрицать такую вероятность. Как ярко показало в июне британское голосование за выход из Евросоюза, граждане демократических стран оказались вполне способны делать выбор, который противоречит их собственным рациональным интересам. И эта тенденция в последнее время усиливается.

Парадоксальным образом, всё это не до конца лишено логики. На фоне экономических трудностей, кризиса национальной идентичности и популистского разжигания страхов (чувства, усиливаемые социальными сетями) появляется определённый смысл в тяге к тем голосам и идеям, которые утешают и дают выход чувству разочарования.

Но хотя фантазии о боге из машины позволяют улучшить настроение, они не решают никаких проблем. Лидеры, подобные Трампу, могут только значительно ухудшить положение, потому что они подрывают основанную на правилах систему, обеспечившую невероятное процветание и безопасность на протяжении последних семи десятилетий.

Столетие назад социолог Макс Вебер классифицировал три типа легитимности, на которые может опираться государственная власть: традиционная (наследственная система), харизматическая (сила личности конкретного лидера) или юридическая (набор рациональных правил, применяемых справедливо). По Веберу, основой современного государства является совершенно очевидная юридическая легитимность.

Однако сегодня, вопреки рассуждениям Вебера, всё большее число жителей Запада отказываются считать логику и справедливость правил очевидными. Это открывает пространство для появления новых лидеров, которые добиваются поддержки, используя личную харизму и апеллируя к традициям. Всем подобным лидерам – от правых популистов на Западе до вербовщиков ИГИЛ – удалось убедиться в силе данной комбинации.

Да, конечно, в нынешней системе имеются реальные проблемы. В странах западной демократии имеется масса примеров безумного регулирования, а также несправедливого применения правил. Прибавьте сюда сохраняющееся неравенство (расовое, гендерное и в доходах), и стоит ли после этого удивляться разочарованию в нынешней системе.

Но это повод заняться реформами системы, а не начинать отстаивать идею массового отказа от неё, которую люди всё активнее поддерживают. Более того, ключ к сохранению основанного на правилах порядка заключается не просто в демонстрации его неоспоримого превосходства, а в признании его недостатков и работе по их устранению. Это единственный способ изменить восприятие правил как источника притеснений, а не защиты.

Такая реформа не будет простой. Политически намного проще (и более выгодно с электоральной точки зрения) критиковать систему, чем защищать её, особенно, если система далека от идеальной. Но мы обязаны защищать её: лидеры должны объяснять, почему необходимы правила, в том числе разъясняя обществу, почему система работает именно так, как мы видим.

Одновременно власти должны внимательней посмотреть на саму систему и внести в неё необходимые изменения. В частности, им следует скорректировать порядок создания правил, чтобы гарантировать соответствие результатов требованиям современного мира.

Есть мнение, что в эпоху, когда перемены происходят со скоростью света, формальный процесс установления правил становится слишком медленным, чтобы поспевать за жизнью. Однако предсказуемые правила, создаваемые в рамках формальных процессов, критически важны для укрепления стабильности, которая нужна для устойчивого процветания. Нам необходим обновлённый подход, который способствовал бы эволюции законодательства в постоянно меняющейся среде, тем самым гарантируя, что законы более чутко реагируют на нужды граждан.

Последний пункт в программе по реанимации основанного на правилах порядка (и победы над Дионисами, разрушающими мир) самый трудный – мы должны укрепить сообщества, основанные на правилах. Потеряв привычное место под натиском современности, Запад переживает разворот к идентичностям прошлого, чьё обаяние кроется в привычности и определённости (национализм, трайбализм, сектантская замкнутость).

Однако политика идентичности, как хорошо известно, может быть крайне разрушительной. Именно поэтому важно, чтобы основанные на правилах сообщества, в частности, современные государства, стали крючком, за который люди, перегруженные переменами, могли бы ухватиться. Это означает, что, не ограничиваясь чисто логическими доводами, надо устанавливать эмоциональную связь с гражданами и между ними.

Может показаться, что это нелогично. Законы должны быть беспристрастными и рациональными; в этом их главная сила. Но для выживания основанного на правилах порядка надо, чтобы он резонировал с сердцами людей, а не только с их головой.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Пока ещё не ясно, как именно подойти к этому процессу. Ясно, впрочем, что потребуется фундамент общих ценностей, а также лидеры, которые будут активно и упорно работать над созданием доверия, завоевывая его у скептически настроенного общества. В противном случае, мы увидим, как будет ускоряться переход к миру без правил, который формируется страстями и силовыми захватами.

Рост привлекательности иррационального должен стать звонком для рациональных лидеров во всём мире. Если мы хотим защитить наши общества от ностальгических песен харизматичных сирен, влекущих нас на скалы, мы должны убедительно доказать преимущества принципа верховенства закона, отвергая при этом жёсткость. Неспособность сделать это, в конечном итоге, погубила Пенфея.