Angela Merkel and Recep Tayyip Erdogan Schicke/Getty Images

Реализм для Европы и Турции

БЕРЛИН – Отношения между Европой и Турцией давно определяются глубоким противоречием. Сотрудничество в сфере безопасности (особенно во время Холодной войны) было тесным, также как и экономические связи, но при этом базовые принципы демократии в Турции оставались слабыми – права человека, свобода прессы, права меньшинств, независимая судебная система, гарантирующая верховенство закона. Обе стороны спорят даже из-за истории – об этом свидетельствует диспут по поводу признания геноцида армян во время Первой мировой войны.

После того как в 2002 году власть перешла к правящей ныне Партии справедливости и развития (ПСР), Абдулла Гюль, а затем Реджеп Тайип Эрдоган, казалось, способствовали разрешению этих конфликтов. В первые годы своего правления ПСР хотела, чтобы Турция вошла в Европейский союз и модернизировала экономику. Правительство проводило реальные реформы, особенно в тех сферах (например, судебная система), которые были важны для прогресса на пути к членству в ЕС.

Однако у Эрдогана всегда оставался в запасе «нео-османский» вариант, ориентирующий Турцию на Ближний Восток и мусульманский мир. Это стало очевидно в 2007 году, когда немецкий канцлер Ангела Меркель и тогдашний президент Франции Николя Саркози де-факто закрыли перед Турцией двери в Евросоюз, причём унизительным для Эрдогана способом.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To read this article from our archive, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles from our archive every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you agree to our Terms of Service and Privacy Policy, which describes the personal data we collect and how we use it.

Log in

http://prosyn.org/ZAMyJGk/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.