0

Левые -- воскресение из мертвых

Победа британских лейбористов на выборах -- историческое событие, значение которого выходит далеко за рамки Европы. Эти выборы напомнили нам, что в условиях демократии ни одна из существующих партий или идеологий никогда не может принимать успех как нечто само собой разумеющееся.

За время правления Маргарет Тэтчер, британские консерваторы, казалось бы, практически навсегда обеспечили себе положение правящей партии. Их идеи доминировали в политике и экономике. Фактически, консерваторы правили Великобританией 70 из последних 100 лет, почти столько же, сколько коммунисты правили Россией. Уверенность в политической монополии консерваторов была настолько велика, что после последних выборов многие комментаторы сомневались, придет ли еще когда-нибудь к власти лейбористское правительство. Прошло пять лет, и тот же вопрос задают о будущем о потрепанной и деморализованной консервативной парти, которая, похоже, находится на пороге партийного раскола, в результате которого консерваторы могут на долгие десятилетия оказаться в оппозиции. Именно в этом и состоит суть демократии -- она делает невозможной монополию на политическую власть.

Второй урок, который мы можем извлечь из нынешних британских выборов в том, что экономика не всегда движет политикой. Выборы показали, что экономический бум не может гарантировать правительству переизбрание и даже защитить правящую партию от катастрофического провала. Даже когда популярность консерваторов упала до уровня, никогда прежде не отмечавшегося в опросах общественного мнения, британские скептики говорили, что люди быть может и говорят, как подсказывает им сердце, но голосовать будут, как подскажет им кошелек. Во время опросов они могут говорить, что готовы платить более высокие налоги ради более социально ориентированного государства и более сострадательного отношения к бедным. Но в конце концов они сделают то же, что делали на всех предыдущих выборах -- проголосуют за партию, объявившую, что "каждый сам за себя".

Теперь этому псевдо-марксистскому экономическому детерминизму нанесен последний удар. В 1992 г. консерваторы во главе с Джоном Мейджором боролись за переизбрание на фоне экономического спада, сильных финансовых трудностей и последствий высокой инфляции. Детерминисты от экономики предсказывали, что шансы Мейджора равны нулю. Мейджор победил. Через пять лет британская экономика -- самая сильная в Европе, безработица упала наполовину, а инфляция не представляет собой проблему. Избиратели "отблагодарили" Джона Мейджора, уничтожив его. История редко ставила более точный эксперимент, чтобы проверить истинность политической теории -- и доказать ее несостоятельность. Теперь мы с уверенностью можем сказать, что Маркс был неправ: политика не идет за экономикой.