24

Недостатки количественного смягчения в Европе

КЕМБРИДЖ – Почему политика количественного смягчения Федеральной Резервной Системы США была гораздо более удачной, чем вариант количественного смягчения, воплощенный Европейским Центральным Банком? Этот интеллектуальный вопрос ведет непосредственно к практическому вопросу: будет ли ЕЦБ когда-нибудь способен перейти от количественного смягчения до более сильного экономического роста и более высокого уровня инфляции?

ФРС представила количественное смягчение – т.е. покупку большого количества долгосрочных облигаций и обещание сохранять краткосрочные процентные ставки на низком уровне в течение длительного периода времени – после того, как она пришла к выводу, что экономика США не реагирует адекватно на традиционную денежно-кредитную политику и пакет налогово-бюджетного стимулирования, принятый в 2009 году. Тогдашний председатель ФРС, Бен Бернанке, рассудил, что нетрадиционная денежно-кредитная политика приведет к снижению долгосрочных ставок, побуждая инвесторов перейти от высококачественных облигаций на акции и другие рисковые ценные бумаги. Это приведет к повышению стоимости этих активов, повышение благосостояния домохозяйств и, следовательно, потребительских расходов.

Стратегия работала хорошо. Цены на акции выросли на 30% лишь в 2013 году, а цены на жилье выросли на 13% за те же двенадцать месяцев. В результате, чистые активы домохозяйств выросли на $10 трлн в этом году. Рост богатства мотивировал потребителей увеличивать расходы, которые перезапустили обычный экспансионистский мультипликативный процесс, с ростом ВВП на 2,5% в 2013 и сокращением безработицы с 8% до 6,7%. Экспансия продолжалась и в последующие годы, в результате чего текущий уровень безработицы упал до 5%, а уровень безработицы среди выпускников колледжей до 2.5%.

ЕЦБ придерживался аналогичной стратегии масштабных покупок активов и экстремально низких (да и вовсе отрицательных) процентных ставок по краткосрочным кредитам. Но, хотя политика такая же, как и у ФРС, ее цель совсем иная.