11

Простота

МОСКВА – Президент В.В.Путин победил в первом туре президентских выборов 26 марта 2000 года. А за две недели до этого увидела свет книга «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», написанная тремя российскими журналистами. В ней были приведены такие слова претендента на президентский пост: «Жизнь, она такая простая штука на самом деле». За этими словами – мировоззрение, в котором сплетаются профессиональная деформация винтика спецслужбы, ограниченность образования и склонность искать простые решения сложных проблем, поощряемая леностью мысли.

Очень интересно, как это мировоззрение, весьма распространенное в российском истеблишменте, проявилось первый раз еще до победы Путина на выборах. В декабре 1999 года был создан новый think-tank – «Центр стратегических разработок», который возглавил коллега Путина по работе в мэрии Санкт-Петербурга Герман Греф, будущий министр экономического развития и торговли в правительстве, которое сформирует Путин. Центр создавался для разработки стратегии второго президента России, которым, в чем никто не сомневался, станет Путин. Центр начал приглашать экспертов, весьма сведущих, настоящих профессионалов, для разработки двух программ – экономической и реформы государственного управления. Все эксперты получали примерно одинаковую инструкцию, которую можно выразить следующими словами: «Только не надо ничего усложнять».

Так и повелось с тех пор. Практика путинского режима во всех своих проявлениях демонстрировала стремление к простоте – от доминирующих представлений об окружающем мире до выбора политических стратегий и конкретных решений. Если что-то в окружающем мире ощущалось как нечто сложное по сравнению с собственными представлениями, то оно обязательно рано или поздно упрощалось. Разделение властей – слишком сложно. Власть должна быть монолитна. Есть вот президентская власть, а  остальное – филиалы. Свобода слова – какофония всяческих безобразий. Основные каналы массовой информации должны выполнять единые указания. Несколько высших судов – сложно. Суд должен быть один. Много партий, и неизвестно каких – сложно. Партий должно быть мало, из нашего списка, а главной должна быть одна и бессменно. Общественных организаций слишком много, и они невесть чем по собственной инициативе занимаются. Сложно и непонятно. Нужно, чтобы их было существенно меньше, а занимались они вот этим – из нашего короткого списка. И так во всем.

Простота – это ясность, управляемость, предсказуемость и безопасность. Поэтому через некоторое время сложность превратилась в явную угрозу. Она стала рассматриваться как порождение искусственных умствований, нарочитых, инспирируемых врагами, чтобы «заморочить нам голову» и навредить. Сложность непонятна и неконтролируема, она разнообразна, автономна, непредсказуема, а значит –  опасна, и потому должна изничтожаться, в то время как простота – поощряться.