8

Финансируемое за счет всех нас неравенство

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ – Одним из факторов, значительно усиливающих рост глобального неравенства и концентрацию богатств на самом верху системы распределения доходов является взаимосвязь между инновациями и мировыми рынками. В руках способного предпринимателя технологический прорыв может дать миллиарды долларов, благодаря существующий системе регулирующих мер защиты и системе «победитель получает все» на мировых рынках. Однако то, что часто не замечается, это роль, которую играют общественные (государственные) денежные средства в создании этой современной концентрации частных состояний.

Как недавно отметил экономист по развитию Дэни Родрик, большая часть основных инвестиций в новые технологии в Соединенных Штатах поступает из государственных фондов. Финансирование может быть прямым, через учреждения типа Министерства обороны или Национальных институтов здоровья (НИЗ), или косвенным, через налоговые льготы, методы закупок и субсидий в академические лаборатории или научно-исследовательские центры.

Если исследования заходят в тупик – что неизбежно происходит во многих случаях – расходы несет государственный сектор. Для тех исследований, которые приводят к положительным результатам, ситуация часто совсем другая. Как только создана новая технология, частные предприниматели с помощью венчурного капитала приспосабливают ее к требованиям мирового рынка, занимают временно или долгосрочно монопольное положение и, таким образом, получают большие прибыли. Правительство, которое несло значительное бремя расходов по исследованию, получает минимальное возвращение затраченных средств.

Одним из примеров, о котором сигнализировал экономист Джеффри Сакс, является Sovaldi ‑ препарат, предназначенный для лечения гепатита С. Как объясняет Сакс, компания Gilead Sciences, которая его продает, имеет патент на лечение, срок действия которого не истечет до 2028 года. В результате фирма Gilead Sciences может взимать монопольные цены: 84 тысячи долларов США за 12-недельный курс лечения, что намного больше, чем несколько сотен долларов США, необходимых для производства препарата. В прошлом году объем продаж Sovaldi и Harvoni ‑ другого препарата, который компания продает за 94 тысячи долларов США ‑ составил 12,4 миллиарда долларов США.