2

Намордники для псов войны

ВАШИНГТОН. Находясь в Париже в качестве первого посла Соединенных Штатов во Франции, Томас Джефферсон размышлял о том, как новое правительство США может избежать ошибок европейских «деспотов», которые удерживают свой народ в подчинении с помощью войны и долгов. В своем письме к Джеймсу Мэдисону он отмечал, что Конституция США, по крайней мере, сдерживает «пса войны», передавая «право спускать его с цепи от исполнительной власти к власти законодательной от тех, кто тратит, к тем, кому приходится за это платить».

В то же время, тем не менее, Конституция называет исполнительную власть «верховным главнокомандующим», правом, на которое американские президенты ссылались, применяя военную силу без разрешения Конгресса более чем в 200 случаях. Президент Барак Обама опирался на это право, когда говорил и Конгрессу, и американскому народу, что у него есть право приказать нанести удар по Сирии, не обращаясь в Конгресс.

Одновременно заявляя об этом полномочии и пытаясь получить разрешение Конгресса на его использование, Обама входит в небольшой класс лидеров, которые активно стремятся ограничить свою собственную власть. Это потому, что он хочет остаться в истории как президент, который положил конец войнам и усложнил их последующее развязывание, вместо того чтобы реинвестировать ресурсы Америки в ее собственный народ. Он выступал против войны в Ираке в 2003 году и пообещал в 2008 году, что он положит конец нескончаемой «войне с терроризмом», которая стала потенциальным карт-бланшем для президентов США на применение силы в любой точке мира.

Но помимо системы политических «сдержек и противовесов», созданной Конституцией США, имеет ли смысл для лидеров принимать решения о применении силы по отношению к людям? Это, безусловно, делает жизнь лидеров только сложнее. Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон добился малого, когда обратился к Парламенту с просьбой уполномочить участие Великобритании в атаках США на Сирию. Президент Франции Франсуа Олланд столкнулся с серьезной критикой со стороны правых партий на Национальном собрании за его согласие принять участие в этих атаках. А премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который вызвался участвовать в военной коалиции, столкнулся с сильной внутренней оппозицией к его политике в отношении Сирии.