A man accused of the attack on a journalist in Russia Mikhail Pochuyev/Getty Images

Надо больше говорить о трудной судьбе журналистов

АМСТЕРДАМ – В среднем раз в пять дней в мире убивают журналиста за то, что он или она является журналистом. В девяти из десяти случаев за эти убийства никто не отвечает, что создаёт атмосферу безнаказанности, способствующую не только угрозам и насилию. Число арестованных журналистов достигло рекордно высокого уровня, представители прессы регулярно подвергаются давлению и запугиванию при выполнении редакционных заданий. Сегодня журналистика стала одной их самых опасных профессий, причём во всех странах мира.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Один из способов исправить сложившееся положение – говорить о нём. Три недавних примера демонстрируют риски, которые берут на себя журналисты ради публикации новостей, и доказывают, почему распространение информации об их судьбе является единственным способом добиться перемен.

Первый пример – Мария Ресса, гендиректора сайта онлайн-новостей Rappler.com на Филиппинах. Основанный в 2012 году, сайт Рессы стал бесценным источником информации о внесудебных убийствах в рамках «войны с наркотиками», объявленной президентом Родриго Дутерте. За свои инициативные репортажи Ресса регулярно получает угрозы убить её: более 80 угроз за один только сентябрь. Многие из них поступают от анонимных блоггеров, чьи IP-адреса ведут к людям из президентского окружения.

Далее можно вспомнить случай Уильяма Нтеге, журналиста, который передавал репортажи о протестах против решения президента Уганды Йовери Мусевени участвовать в предстоящих президентских выборах, хотя конституция ему это запрещает. За свои репортажи Нтеге был жестоко избит полицией, а в тюрьме его держали более десяти дней.

Наконец, эрозия свободы прессы наблюдается в Мьянме. Новая поправка, внесённая в закон о СМИ, позволяет гражданам подавать иски в суд в случае недовольства статьей или новостью, даже если они не упоминаются в них напрямую. Такая юридическая норма, резко контрастирующая с международными стандартами, уже привела к подаче 61 иска против журналистов, начиная с февраля 2016 года, когда «Национальная лига за демократию» под руководством Аун Сан Су Чжи пришла к власти.

Подобные нарушения свободы прессы стали обычной тактикой для авторитарных режимов – от Турции до России и так далее. Но не только деспоты и авторитарные лидеры объявили войну прессе. В Колумбии и Мексике сотням журналистов пришлось выделить вооружённую охрану, чтобы защитить их от криминальных синдикатов. Однако эта мера не помогла остановить массовый исход журналистов стран Латинской Америки из профессии. Излюбленная стратегия мексиканских гангстеров наркоторговли, стремящихся избежать внимания прессы, – угрозы детям журналистов, которые занимаются расследованиями. Неудивительно, что ряды СМИ постепенно редеют.

Большинство потребителей новостей не знают этих историй, и причина этого отчасти вот в чём: организации, подобные моей, долгое время добивались, чтобы журналисты никогда не становились сюжетом новостей сами. Группы защиты свободы прессы обычно действуют, исходя из идеи, что лучшим способом защиты расследовательской журналистики, основанной на фактах, является защита журналистов от насилия. И, как и многие журналисты, мы предпочитаем делать свою работу тихо, не загружая читателей и зрителей сообщениями о том, насколько опасной стала эта профессия. Однако сейчас настало время поменять наши подходы, пора сделать акцент на освещении опасностей журналистики.

Нтеге, например, был освобождён только после серьёзных усилий, предпринятых командой адвокатов, чью работу оплатил чрезвычайный фонд безопасности журналистов «Reporters Respond», основанный Free Press Unlimited. С момента своего основания в 2011 году, этот фонд уже помог десяткам журналистов во всём мире, в том числе – совсем недавно – группе репортёров, бежавших от беснующейся толпы в Бурунди. Журналистам, попавшим в трудное положение на Ближнем Востоке, в Восточной Европе и других регионах мира, оказывает помощь огромное число организаций. Все эти истории, которые происходят за кулисами публикаций, необходимо рассказывать.

Да, конечно, рассказ об этих историях – это лишь начало. Защитники свободы прессы должны обеспечить журналистам более сильную и скоординированную систему защиты и безопасности. С этой целью моя организация совместно с другими глобальными структурами добивается расширения «Плана действий ООН по повышению безопасности журналистов и противодействию безнаказанности». Мы также начали проводить регулярные встречи с другими группами защиты свободы прессы, чтобы определить дальнейший путь вперёд. И мы занялись работой над законодательной и правоохранительной поддержкой защиты СМИ. Для того чтобы покончить с безнаказанностью, журналистам понадобятся смелые прокуроры и судьи, готовые привлечь к ответственности тех лиц, которые нападают на представителей прессы.

Впрочем, самые важные перемены должны произойти в самих СМИ. Проблема безопасности журналистов напрямую влияет на штатных и внештатных сотрудников медиа-организаций, а также на их аудиторию, поэтому эти организации должны сообщать новости на эту тему. Атаки на прессу учащаются, поэтому прежний подход – гордое молчание – больше не имеет смысла. Если журналисты начнут использовать доступные им платформы, чтобы информировать мир об опасностях, с которыми сталкиваются они сами или их коллеги, тогда мир будет вынужден к ним прислушаться.

Насилие против журналистов всегда было проблемой, скрытой за кулисами новостей. Давайте же обязуемся 2 ноября, в Международный день борьбы с безнаказанностью за преступления против журналистов, опубликовать подобные истории на первой странице.

http://prosyn.org/hFs1YKC/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now