A man begs for money Jewel Samad/Getty Images

Бедность – это ещё и психологическая проблема

БРАЙТОН – Быть бедным – это крайне стыдное ощущение, оно унижает достоинство человека и его чувство самооценки. Проявления и причины бедности различаются, однако унижение, которым она сопровождается, является универсальным. По данным недавнего исследования, проведённого Оксфордским университетом, от Китая до Великобритании люди, переживающие экономические лишения, в том числе даже дети, сталкиваются практически с идентичным попранием своей гордости и самооценки.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Однако, несмотря на очевидные доказательства связи бедности с психологической болью, политика борьбы с бедностью обычно не принимает во внимание чувства стыда. Усилия по снижению уровня бедности обычно фокусируются на материальных проявлениях нищеты, например, отсутствии доходов или образования. В результате, применяемые решения зачастую опираются на идею, что повышение уровня материального богатства или улучшение условий жизни автоматически создаст и нематериальные выгоды, в частности улучшит психологическое состояние людей.

Такое отсутствие внимания к «психологической» стороне бедности, то есть к взаимодействию между общественными силами и индивидуальными настроениями и  поведением, является ошибочным. Если мы действительно хотим облегчить человеческие страдания и достичь первой «Цели устойчивого развития» ООН, то есть покончить с нищетой «во всех её формах» к 2030 году, тогда внимание к той неотъемлемой и активной роли, которую стыд играет в бедности, следует поместить в основу нашей работы.

Парализующее чувство позора, которым сопровождается бедность и которое мешает людям совершать позитивные действия с целью улучшить своё положение, наблюдается во всём мире. В Индии чувство стыда, вызываемое потерей урожая и финансовыми трудностями, подталкивает крестьян к злоупотреблению алкоголем и наркотиками, а в экстремальных случаях даже к суициду. В Танзании исследователи, изучавшие двуязычное образование, выяснили, что страх стать объектом насмешек мешает учащимся с более слабыми знаниями английского участвовать в работе класса. В Уганде учащиеся старших классов из бедных слоёв населения рассказывают, что неспособность оплатить обучение, купить форму или школьные принадлежности становится поводом для постоянных унижений.

Для решения проблемы стыда, связанного с бедностью, а также для адекватного учёта той роли, которую стыд играет в продлении состояния бедности, необходимо предпринять несколько шагов.

Прежде всего, власти должны признать эту проблему. Не следует рассматривать стыд как некое неблагоприятное побочное последствие жизни в бедности; напротив, составители планов человеческого развития должны задуматься над тем, как бедность подрывает достоинство человека. Лауреат Нобелевской премии по экономике Амартия Сен, один из самых влиятельных специалистов по проблеме сокращения бедности, давно утверждает, что стыд является мотором «абсолютной» бедности. Серьёзное отношение к проблеме стыда должно стать составной частью любой стратегии снижения уровня бедности.

Кроме того, стыд, отсутствие уверенности в себе и низкая самооценка могут негативно влиять на восприятие людьми своих способностей к переменам; они укрепляют ощущение неадекватности, которое подрывает силы и создаёт ловушку бедности. Необходимо помочь людям вырваться из этой ловушки, а для этого в стратегиях человеческого развития надо учитывать, как можно повысить личную активность, надежды и самоэффективность, иными словами, веру в способность человека влиять на события, определяющие его жизнь.

Наконец, власти должны понимать, что программы, нацеленные на снижение уровня бедности, в случае их неправильной реализации, могут в реальности усиливать чувство стыда. Например, исследователи, работавшие в Индии в 2005 году, обнаружили, что – в ущерб собственному здоровью и здоровью своих детей – некоторые индийские женщины перестали ходить в медицинские клиники, чтобы избежать презрительного обращения со стороны медицинского персонала. Женщины в ЮАР, подававшие заявки на пособия для детей, сообщали об аналогичных историях, равно как и пользователи «банка продовольствия» в Великобритании. Более того, многие респонденты в Британии рассказывали о настолько сильном презрении к тем, кто получает бесплатную еду, что для них «страх» и «стыд» стали наиболее частыми эмоциями.

Проблема стыда – и необходимость относиться к ней более серьёзно при реализации мер по сокращению бедности – постепенно получает признание. Учёные, изучающие тему человеческих страданий, полагают, что принцип «достоинства получателя» является важнейшим компонентом успешной политики борьбы с бедностью. Например, в ходе проведённой в 2016 году оценки программ денежных субсидий в Африке выяснилось, что отсутствие стресса и стыда повышает уверенность получателей, а это приводит к принятию более качественных решений и росту производительности. Опираясь на эти данные, Оксфордский университет расширил программу исследований «связи стыд-бедность» с целью понять, как именно институты международного развития могут «защитить от стыда» меры борьбы с бедностью.

Программы, нацеленные на снижение уровня бедности, движутся в правильном направлении, но предстоит ещё многое сделать для интеграции психологической составляющей бедности в проводимую политику и в планирование. Лишь когда власти реально поймут, что достоинство и самоуважение – это необходимые предпосылки для борьбы с нищетой, а не следствие побед в этой борьбе, лишь тогда у мира появятся реальные шансы ликвидировать нищету во всех её формах.

http://prosyn.org/3gnfjtP/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now