0

Политическая эволюция

Во всем мире люди хотят новых отношений с властью – более автономных и более уважительных. Это отражает нашу текущую эпоху, в которой новые знания, идеи и возможности сделали наши личности более богатыми, более гибкими и менее зависимыми от судьбы. В то же время информационное сообщество и глобализация сделали наш мир более опасным, где мы подвергаемся рискам оттого, что политики, как обычно, были не в состоянии обратить на них должного внимания.

Как для лидера политической партии, главная идея для меня в настоящее время заключается в том, чтобы наградить людей полномочиями. Традиционный политический лидер говорит своим последователям: «Вы можете доверять мне ». Я думаю, будущее прогрессивной политики заключается в лидерах доверяющих гражданам . Это - новый вид отношений.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Мы в PASOK - партии, лидером которой я являюсь, начали обдумывать чего мы хотим от политики в практическом смысле и каким образом добиться этого так, чтобы уважать жизни людей. Мы проводим изменения сверху, чтобы сделать нашу партию открытой для большего участия. Мы должны выделить , а не скрыть , различные точки зрения и видеть наши партии не “военными штабами”, а био-разнообразными мозговыми центрами или симпозиумами.

Люди могут легко потеряться в сегодняшнем океане информации. Они всегда будут искать маяк, faros , как говорим мы в Греции. Но что является этими маяками? В информационном сообществе это будут те, кому доверяют интерпретировать или анализировать события.

Так что я полагаю, что будущее политических партий должно развить культуру дебатов, диалога и критического понимания проблем, где люди могут помочь устанавливать национальные приоритеты, а не где эксперты или их лидеры, просто говорят им, что является правильным и неправильным для них.

Большие проблемы, такие как миграция, наркотики или окружающая среда больше не укладываются в рамки традиционной лево-правой структуры. Например, люди могут видеть неизбежный компромисс между жесткими экологическими стандартами и рабочими местами. Но эти же самые люди часто хотят и того и другого. Это уже не просто одна сторона против другой. Природа капиталистического роста требует от нас более целостного взгляда и способа достижения достойного развития.

Конечно же, обеспечение большей демократии в нашей повседневной жизни не может означать бесконечные дебаты, без фактического принятия решений. Скорее, это должно означать, что определенные принципы уважения, консультации и дискуссии становятся частью каждодневной жизни.

Существует, к примеру, традиционный стиль лидерства, который практически поощряет страх и небезопасность; так, чтобы спаситель мог прийти и сказать: «Я - тот, кто об этом позаботится». Президент Джордж Буш очень открыто выступает за этот стиль. Я выступал против политики администрации Буша по Ираку, потому что такой тип внешней политики связан с формой власти – возродившейся, я полагаю, в консервативных партиях всего мира – которая проецирует лидерство как команду.

Я хорошо знаю такое мышление. Когда я был впервые избран членом парламента в 1981 году, люди говорили: «Теперь Джордж, Вы должны ударить кулаком по столу». Люди сказали бы, что вы выглядите слабым, если вы не проклинаете оппозицию и не передвигаетесь на большом черном автомобиле в галстуке. Прежде всего, чтобы быть «сильным» вы, как предполагается, должны отдавать приказы.

Я сказал себе: «Я собираюсь относиться ко всему более демократично». Я понял, что мне придется бороться, чтобы донести то, чего я хотел достигнуть. Существовала целая политическая культура, которая должна была измениться.

Часть моих размышлений касается личного стиля, но иногда они бывают глубже: отношения между профессиональными политиками и избирателями. Очевидно, существует ситуация, когда лидер должен принять решение. Но сделать это можно способами, которые не являются насильственными или агрессивными, защищая принципы этих новых отношений. Власть сама по себе не имеет никаких принципов.

Наши общества и граждане нуждаются в большей свободе, если мы собираемся строить более мирный, преуспевающий и безопасный мир. Возьмите, к примеру, греко-турецкие отношения, которые укрепились под воздействием «учредительных» представлений, которые давно закрепились в обеих странах. Только новый подход смог сломать форму традиционного благоразумия.

Довольно часто в конфронтационных ситуациях люди и политики создают культуру игры, в которой один игрок может выиграть только за счет другого игрока и которая заканчивается авторитарным и милитаристским лидерством. В прежнем правительстве PASOK, мы вместо этого помогли создать более позитивную структуру, объявив наше обязательство работать для достижения согласия, создавая, таким образом, фундамент для доверия и взаимопонимания.

Fake news or real views Learn More

Сегодня политические партии повсюду должны стать представителями подобного изменения. В наши дни, структура самой власти непосредственно – старомодная партийная иерархия, которая берет под контроль государство или муниципалитет – является своего рода злоупотреблением. Она отнимает власть у людей на их собственные имена, но дает им опасение, а не веру.

Не удивительно, что теперь моя партия стремится вернуться к власти на следующих выборах. Но в то же время мы смотрим глубже и дальше. Мы не вернемся к правлению, пока не предложим лучший вид демократии в долгосрочной перспективе. Этим стремлением мы надеемся установить пример для всего мира.